Сделать стартовойСделать закладку
Интересные материалы

Парапсихология:Старинное гадание Здесь приведены старинные способы гадания в слаянской культуре. Зеркало, воск, вода, бобы и т.д - в ход шло все, что окружало быт древних славян.

Парапсихология:Лозоходство

Боевые искусства:Тайная война Токугавы Иэясу После смерти Тоётоми Хидэёси в Японии вновь сложилась взрывоопасная ситуация. Хотя походы Тоётоми вынудили могущественных даймё страны признать его власть, они не ликвидировали сепаратизма князей. Незадолго до своей смерти, предвидя возможность возобновления феодальных войн, Хидэёси создал верховный орган управления из 5 тайро - главных министров, в число которых вошли 5 самых могущественных даймё - Токугава Иэясу, Маэда Тосииэ, Уэсуги Кагэкацу, Мори Тэрумото и Укита Хидэиэ.

Теософия и эзотерика:Шестой день допроса: Молчи! Три дня молчи, не пророни ни слова. Лучше всего уединиться, чтобы посторонние тебе не помешали. Это ты сможешь, я знаю. Некоторые разговаривают во сне, но ты не из таких... (сигнал прекратить запись допроса)

:· Что есть философия?
:· История философии
:· Философия и наука
:· Теория познания
:· Феншуй
:· Философия религии
:· Философия истории
:· Политическая философия
:· Русская философия
:· Философы
:· Философия Америки
:· Афоризмы
:· Литература
:· Организации и люди
:· Гостевая
Философия / Философия истории / Диалектика необходимости и свободы в философии истории Гегеля / 


Диалектика необходимости и свободы в философии истории Гегеля

Но именно последовательность, с какой Фихте утверждал и распространял на весь мир истории воззрения всеобъемлющего детерминизма, создавала огромные трудности для учения, задуманного в качестве учения о свободе. Каким образом в бесконечный мир сплошной необходимости - индивидуальной и социальной,- в мир природы и в мир истории,- могла где бы то ни было и каким бы то ни было образом войти искомая свобода?

Фихте не остановился перед этими трудностями. Источник его познавательного оптимизма таился в его убеждении, что свобода возможна для человека в том самом мире, где, по-видимому, царит только непреложная необходимость. Фихте отказывается от кантовского противопоставления сверхчувственного мира миру чувственному. Необходимость и свобода сосуществуют в одном и том же мире. Необходимость становится в нем свободой - по самому своему бытию. Это превращение осуществляется благодаря акту познания. Познанная и понятая необходимость наших действий перестает быть внешней силой, принудительно навязывающей нам образ поведения и нашей судьбы. Хотя наше мышление 'не обосновано в самом себе' и 'не независимо от наших влечений и склонностей', однако это влечение 'навязывает нам известный образ мышления только до тех пор, пока мы не замечаем его принудительности'... (Назначение человека. С. 78). Но эта принудительность 'исчезает, как только мы ее замечаем; и уже не влечение само по себе, а мы сами образуем наш образ мышления посредством влечения' (Ibid).

Таким образом, необходимость господствует в жизни отдельного лица и в историческом развитии общества, но, будучи познанной, перестает быть несвободной: 'мы и наш род руководимы необходимостью, но отнюдь не слепою, а совершенно ясною и прозрачною для себя внутреннею необходимостью божественного бытия; и, лишь подчинившись этому благодатному водительству, мы обретаем истинную свободу и проникаем к бытию'( Основные черты современной эпохи. С. 127-128).

Что нового было в этом воззрении сравнительно с доктринами предшественников Фихте: стоиков, Спинозы, Канта? Во-первых, с несравненно большей резкостью, чем Спиноза (не говоря уже о стоиках и Канте), Фихте условием возможности свободы провозглашает познание необходимости.

Во-вторых, обоснование возможности свободы связалось у Фихте с опровержением этического индивидуализма, а сама проблема свободы была перенесена в плоскость историзма. Искателем и добытчиком свободы у Фихте объявляется не атомарный индивид, а индивид как деятель исторического процесса, как член 'родовой' общности. Величайшее заблуждение и вместе основание всех остальных заблуждений состоит, согласно Фихте, в том, что индивид 'мнит, будто он может сам по себе существовать и жить, мыслить и действовать' (Ibid. С. 20). Следуя этому заблуждению, ни одна из предшествующих систем философии 'не подымалась выше объяснения сознания одного единственного индивидуального субъекта'... (Факты сознания. СПб., 1914. С. 72). Но философский индивидуализм,- возражает Фихте,- воззрение несостоятельное: само сознание индивида должно быть объяснено, 'как сознание жизни, вмещающей в себя и уничтожающей всякую индивидуальность'... (Ibid.). 'С точки зрения истинности и подлинной действительности, индивидуум вовсе не существует... и, напротив, существует единственно род'... (Основные черты современной эпохи. С. 33).

Уразумение реальности рода и мнимой самобытности индивида прокладывает путь к пониманию свободы. Свобода - реальность, но она может осуществляться только в исторической жизни рода. Она состоит и может состоять только в том, что личность, достигшая познания единственного основания своего бытия в роде, добровольно и с ясным сознанием делает необходимый закон бытия рода законом своей собственной деятельности. Истинно свободным может быть только такой принцип, в силу которого каждый приносит 'свою личную жизнь в жертву жизни рода' (Ibid. С. 59), а способ, посредством которого жизнь рода проявляется в сознании, 'становится силою и страстью в жизни индивидуума'... (Ibid.). Кантовскому постулату безусловной самоценности личности Фихте противопоставляет постулат безусловного первенства безусловной ценности 'рода'.

<<<НазадВперед>>>
Cтраницы :  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 

Рейтинг : 15693     Комментарии к статье

В тему:

 Философия истории: методологические проблемы

Исходным пунктом философии истории как специфического раздела философского знания считаются гегелевские "Лекции по философии истории". Удивительна история их создания. Это не текст самого ученого, а конспекты его лекций, составленные учениками и изданные в память о великолм учителе...
Подробнее>>>

Copyright (c) RIN 2002- * Обратная связь