Сделать стартовойСделать закладку
Интересные материалы

Парапсихология:КРИЙЯ-ЙОГА - В здоровом теле - здоровый дух

Парапсихология:Врач

Парапсихология:От головной боли

Непознанное:Л5 - Работа на поверхности Луны (1963 г.) Также как и Л1 не был единственным вариантом облёта Луны, так и исследования на поверхности должны были осуществляться не только в рамках полётов по Л3.

Теософия и эзотерика:Кристо Ракшиев (говорит)... Мне больше нечего рассказать тебе, друг мой. Я закончил писать все это еще тогда, в том самом 1978 году, который перевернул всю мою жизнь... Когда я закончил, я понял - главное сделано

:· Что есть философия?
:· История философии
:· Философия и наука
:· Теория познания
:· Феншуй
:· Философия религии
:· Философия истории
:· Политическая философия
:· Русская философия
:· Философы
:· Философия Америки
:· Афоризмы
:· Литература
:· Организации и люди
:· Гостевая
Философия / Философия истории / Абстракции в хронологии и периодизации истории / 


Абстракции в хронологии и периодизации истории


Как показывает практика, процессы в сложных исторических структурах обнаруживают не только периодичность, которая варьируется в функции от колебаний тех или иных параметров, но и определенную структурированность во времени, не зависящую ни от характера исторических объектов, ни от типичной хронологии, но описывающуюся с помощью некоторых абстракций.

2. Привычное подтверждение событий следствиями и вырастающая из подобного принципа система каких-либо ступеней может предложить лишь развитое плоскостное видение протекающих во всем объеме реальности процессов. В действительности же, обусловленность исторических событий и процессов множеством самых разнообразных факторов расшатывает необходимый характер возникновения одного из другого. Однако даже безусловное исключение между локальными событиями причинной связи не приводит однозначно к их одновременности или к невозможности различения их положения в пространстве. Просто 'траектория' процесса может достаточно полно прослеживаться в некоей плоскости, не совпадающей ни с плоскостью возможной причины, ни с плоскостью возможного следствия.

События как следствия вызываются множеством различных причин, причем не существует никакого средства различить вклад каждой из них. Именно поэтому историческое движение, прежде всего субординационно: множественная связь между явлениями, порядок размещения или следования которых предписан хронологией и не терпит произвола, позволяет множить ряды аналогий и экспериментировать с различными группировками составных элементов, отыскивая все новые факты, которые можно было бы отнести к анализируемой структуре или пространству. Системный анализ, таким образом, представляет собой установление системы отношений и способов сближения между собой фактов, которые, представляясь разделенными, связаны тем или иным видом родства. Именно такие действия позволяют подмечать скрытые принципы, при помощи которых из кажущейся простой событийной последовательности конструируются модели организованного целого.

В рядовом случае фиксирующееся событие системного порядка можно рассматривать как результат суперпозиции большого числа более простых событий, составляющих определенное множество - результат выборки из общей базы данных, согласно тем или иным принципам, вытекающим из характера и масштаба исследования. Варьирование угла рассмотрения приводит к неоднозначности результата суперпозиций и, как следствие, к возможности по-разному оценивать смысл искомого события. Инвертирование подобного положения приводит к мысли о том, что само по себе существование множества элементарных явлений позволяет допустить такую их суперпозицию, которая создаст некую абстракцию, логическую конструкцию, 'ненаблюдаемое' явление, являющееся результатом 'обратного' заключения, но не обладающего, по сути, статусом факта.

Такой вывод можно расценить как желание узаконить возможность оперирования в ходе анализа мнимыми величинами, фикциями, не имеющими шанса быть обнаруженными в каком-либо очевидном явлении. Однако, прерывное и неоднородное историческое пространство - это пространство представлений, исключающее повторение условий и неоднократность равнозначных 'опытов'. Отсутствие в истории столь привычной для точных наук экспериментальной практики исключает проверку выстраиваемых моделей, аргументом в пользу пригодности которых может служить лишь степень их соответствия известным параметрам моделируемых исторических объектов. Модель представляет собой также и комбинацию составных элементов, в рамках которой достигается внутренняя связанность в одно целое потоков взаимно скоординированных явлений, что возможно только в случае наличия принципов построения, понятий и алгоритмов, 'держащих' как комбинацию элементов модели, так и комбинации элементов потоков. Целое, формирующееся посредством моделирования, условно реально. Абсолютную реальность также нельзя приписать и составным элементам этого целого. Связи между фактами истории - еще более абстрактные сущности, чем сами эти факты , получающие смысл исключительно в силу их согласованности, - гипотетичны и не могут быть однозначно протестированы на степень фиктивности. Продолжая в том же ключе, мы будем вынуждены констатировать высокую степень субъективности при определении принципов построения и синтетический характер алгоритмов, в определенной степени отвечающих наиболее вероятностным процессам, о степени реальности и характере протекания которых судит исследователь по ограниченному числу неоднозначным образом обусловленных фактов. Кроме того, значение понятий и терминов, используемых при построении модели, определяется и их 'позицией', и реальным контекстом, и структурой системы, в которой они призваны фигурировать.

Что же касается исторического времени, то оно требует определения и тех вещей, от которых оно может быть зависимо, и тех, от которых оно не зависит. Поиск последних неизбежно приводит нас к попыткам установления значимостей вневременных и не следующих непосредственно из событий. Ими могут быть сведенные в теорию Ф. Броделем циклы, волны, многочисленные накладывающиеся друг на друга движения, собственные ритмы изменчивости различных сфер действительности. В конечном счете, модели хроноструктур, рождающиеся из суперпозиции ритмов, укрепляют ряды 'фиктивных' элементов исторического процесса.

Можно заключить, что высокая степень абстрагирования, свойственная и самому ментальному конструкту, и математическому аппарату, который может привлекаться для анализа системных исторических объектов, и необходимость работать не только на уровне исторических частностей, но и на теоретическом уровне абстрактных и универсальных принципов объяснения (Р. Коллинз) видоизменяет понятие реальности. 'Невозможна реальность, которая была бы полностью независима от ума', но в то же время мир не является только лишь логическим построением, составными частями которого служат относительные и нереальные элементы. Комплексная реальность, доступная изучению, рождается из симбиоза реальности проявлений и логических построений, не имеющих адекватной реальности, соответствующей им во внешнем мире. Но поскольку искомые структуры процессов не обязаны быть подобны очевидной поверхности исторических перипетий, требованием анализа становится использование при конструировании моделей любых компонентов, независимо от степени их условности.

Привычный порядок в тех рамках, которые задаются хронологией, может предложить исследованию своего рода 'дисциплинарный устав', однако для получения результата, отличного от индифферентной констатации, необходим порядок нестандартный. Проще всего согласиться с мыслью, что на оси времени откладываются только события, и ничего другого там нет. Но упомянутые выше разнообразные исторические фикции - результаты зачастую непредсказуемых сочетаний - также имеют полное право быть отображенными на этой оси, что подтверждается той ролью, которую могут играть некоторые из них в системном анализе. Эта роль состоит в оригинальной организации материала событийной истории, на базе которой гармонический характер длительных исторических процессов делается более заметным, а членение на 'периоды' менее оценочным.

Достаточно емкой аналогией в подобном случае будет аналогия с записью музыки нотными знаками. Исполнение музыкального произведения становится возможным лишь в том случае, когда для множества тонов и аккордов вводится единая размерность и регулярное разделение тактовой чертой. Ни размерность, ни такт не являются собственно звуками, но именно они превращают последовательность звуков в единое целое, обладающее своими собственными характеристиками и признаками, сообщающими ему неповторимое содержание.
М. Шильман

<<<Назад
Cтраницы :  1  2 

Рейтинг : 5733     Комментарии к статье
Tip top stuff. I'll epxcet more now.
Комментарий от yfsJrnqJqXAXlkYNs для Абстракции в хронологии и периодизации истории страница 2 от 2011-09-14
It was dark when I woke. This is a ray of sunshnie.
Copyright (c) RIN 2002- * Обратная связь