Сделать стартовойСделать закладку
Интересные материалы

Теософия и эзотерика:Об авторе Это писатель и учитель в области медицины тонкой энергетики и природной духовности

Философия:Зороастризм Древняя религия, возникшая на рубеже 1 - 2 тысячелетия до н.э. в Средней Азии (преимущественно в Иране) и затем распространившаяся в Персии, части стран Ближнего Востока и Закавказья. Основателем зороастризма считается легендарный пророк Заратустра. Важнейшая особенность зороастризма - синтез монотеизма и ярко выраженного дуализма, представления о противоборстве доброго и злого начал.

Боевые искусства:18 школ, давших начало стилю богомола Длинный кулак Тай-цзу во главе, тунбэй Хань Туна - материнское; Обматывающее запечатывание Чжэн Эня еще искуснее,короткий кулак Вэнь Юаня очень удивителен; Короткие удары Ма Цзи - самое удивительное, кулак обезьяны Сунь Хэна очень пышен

Непознанное:Электроводородный генератор В последние десятилетие стало совершенно очевидным, что дальнейшее интенсивное развитие современной энергетики и транспорта ведет человечество к крупномасштабному экологическому кризису.

Парапсихология:Восточные драконы В Китае легенды о драконах восходят к 5000 до нашей эры. Китайский народ почитал и поклонялся дракону со времен глубокой древности, и постепенно его образ занял центральное место в верованиях и мифах Китая. Сохранились многочисленные предания о том, как при дворе некоторых мифических государей ухаживали за драконами

:· Определение теософии
:· Е.П. Блаватская
:· Семь начал человека
:· Н.К. Рерих
:· Феншуй
:· Теософское движение
:· Карлос Кастанеда
:· Известные Теософы
:· Ошо
:· С. Гроф
:· "Призрак живых"
:· Эзотерика
:· Реоригинация
:· Эзотерика и теософия
:· Сокрытое в Коране
:· Психоделическая Индия
:· Символика смерти
:· Каббала
:· Нострадамус
:· Литература
:· Организации и люди
:· Гостевая
Теософия и эзотерика / Эзотерика / Протоколы колдуна Стоменова / 


Протоколы колдуна Стоменова

У этой книги трудная судьба... Судьба, иногда похожая на мрачную детективную новеллу. Написана она по материалам другой "книги", если так можно назвать тринадцатитомное уголовное дело, которое разрабатывало одно из подразделений Службы государственной безопасности г. София - тихий филиал Комитета Государственной Безопасности СССР, курирующий сеть специализированных психиатрических больниц. Но речь там шла не об инакомыслящих узниках совести и прочих противниках строя, усмиренно почивающих на больничных койках с диагнозами "острая шизофрения" или "параноидальный синдром". А все 13 томов расследования состояли из показаний 79-летнего Павла Стоменова, болгарского гражданина, который в 1978 году, в ритуальных целях, убил девятилетнюю девочку.
Сила колдовская...



Павел Стоменов был благообразным пенсионером. Он скромно жил на полагающуюся ему пенсию в обыкновенной однокомнатной квартире на окраине Софии. При его аресте и изъятии вещественных доказательств понятые не были приглашены, протоколы не составлялись, дело стало закрытым с самого начала. Стоменов с момента ареста не промолвил ни слова. В кабинете следователя ему был поставлен предварительный диагноз: "параноидальная шизофрения", после чего он был госпитализирован. В общем-то, все, как часто это бывает, и ограничилось бы констатацией психического заболевания и принудительным пожизненным лечением, однако уже предварительное следствие выдало результаты, которые иначе как мистическими не назовешь...

Послужной список Стоменова при первой же проверке оказался, мягко говоря, не соответствующим действительности. Ни в одном из заявленных лечебных учреждений, (а по документам он был врачом) не нашлось ни единого упоминания об этом человеке. Следствие находило настоящее Стоменова: жилищные права, пенсионное удостоверение, фамилия в списках получателей пенсии - и ничего больше. Не нашлось родственников. Не женат. Детей нет. Больничной карты нет. Никакого криминального или уголовного прошлого. Ни один из десятков тысяч архивов, перерытый спецслужбами, не дал ни крупицы информации об этом человеке. Помимо пенсии, которую государство выплачивало Стоменову, и той жилплощади, которую он занимал, в Болгарии документально не существовало такого человека - Павла Стоменова, который спокойно жил в Софии и раз в месяц получал свою пенсию. Соседи не смогли сказать о нем ничего определенного, но, во всяком случае, изредка он с ними разговаривал.

Вперед>>>
Cтраницы :  1  2 

Рейтинг : 3153     Комментарии к статье

 Предисловие переводчика

В конце 1996 года я получил предложение перевести эту книгу на русский язык. Меня очень заинтересовала эта работа, потому что до этого ни с чем подобным мне сталкиваться не приходилось. Работал я очень тщательно, старался максимально точно воссоздать живую речь диалогов...

 Девятый день допроса:

Историю одну скажу тебе. Одна женщина, уже в годах, любила человека одного, да только он к ней прохладно относился. Мучается она, жить без него не может - но жить то надо, вот она и удумала его схоронить символически.....

 Кристо Ракшиев (дневниковые записи)...

Я всегда помню больше того, чем следовало бы обычному человеку. Многие вещи - события, поступки, произнесенные слова, картины прошлого - мне хочется забыть, похоронить их навсегда в недрах своего серого вещества...

 Шестой день допроса:

Молчи! Три дня молчи, не пророни ни слова. Лучше всего уединиться, чтобы посторонние тебе не помешали. Это ты сможешь, я знаю. Некоторые разговаривают во сне, но ты не из таких... (сигнал прекратить запись допроса)...

 Кристо Ракшиев (дневники):

С самого начала во всем этом была какая-то чертовщина, бесовщина, мистификация. 79-летний старик, а мне только пятьдесят один, а сравните меня и его: да я ему, черт подери, в папы гожусь...

 Восьмой день допроса:

Научишься молчать - сделаешь первый шаг к Магии Смертной Силы. А что такое Сила, ты знаешь? Сила первого посвящения - это наука уничтожить своего недруга. Этим владеют многие, не только культы и маги, но и вполне цивилизованные кланы, к одному из которых принадлежишь ты...

 Кристо Ракшиев (из дневников):

Он творил чудеса - зверь бежал к нему сам, он говорил с птицей и рыбой, во дворе бродил волк, который слушался только его. Он лечил любые хвори и раны, но когда Марфа умирала возле ног его - встал и ушел...

 Девятый день допроса:

Любая смерть - даже неприметной травинки на поляне - может сделать вас сильнее. Земля с могилы может дать вам еще пятьдесят лет жизни сверх меры, а может уничтожить в считанные минуты. Все зависит от того, умеете ли вы этим пользоваться...

 Двенадцатый день допросов (допрашивают Советы, московские):

За стол садишься - огляди все внимательно, принюхайся к каждому запаху, крошку свою съешь и на соперницу гляди неотвратимо. Злость в тебе с каждым днем просыпаться будет страшенная, а к полнолунию - испепеляющая, яростливая ...

 Десятый день допроса:

У меня, Борислав, девять деток по миру этому ходят, восемь сынков и одна девка. Их я не видел никогда, но коли чего знать о них захочу - хранители всегда скажут все в подробностях...

 Кристо Ракшиев (записи в дневниках):

Поговорить бы с НИМ! Но мне категорически запрещено инструкцией пытаться разговаривать с подследственными... Кривошеев сидит в одиночной камере при нашей больнице, начальство перестраховывается, даже больничную одиночку не дают...

 МАГИЯ СМЕРТНОЙ СИЛЫ, обряды посвящения:

Всякому юноше, или мужику взрослому бабу познать хоть однажды. Это одно из непременных условий. Слабых по этой части было мало, Никола их лечил особо, настойчиво. Нет если мужской силы - не годишься, страстности надобной не будет...

 Двенадцатый день допроса:

Пятая душа - душа утопленника, кто утонул не по желанию своему, а по прихоти моря или стихии. Ладнее всего тот потонувший выходит, кто смерть от воды принял тихим попутчиком при переплыве в земли другие...

 Кристо Ракшиев (рассказывает):

Понятий добра и зла у них не существовало. Когда речь заходила об убийстве, о том Зле, которое он совершил, - Кривошеев не понимал всего этого с какой-то наивной, умиротворенной непосредственностью. Он часто говорил: "враг", "недруг", "вражина", "неугодный", "неприятель" - но эти понятия были достаточно конкретны и не формировали собой категорию...

 Шестой день допроса:

Взял я ее в полночь за обе ручонки, сжал крепко-крепко, она на меня глазищами своими глядит, не пикнет - это я ей СЛОВО шепнул заговорное, чтоб нема была. Левой рукой ручонки ее держу, а правой горлушко ее охватываю и сдавливаю, медленно-медленно, и в глазенки ей смотрю пристально, взглядом особым. Как только задохлась она, положил я ее на пол и танец исполнил специальный...

 Кристо Ракшиев (дневники):

В столовой подсел к Фрейду. Фрейд - прозвище одного из наших психиатров, он научный сотрудник, специализируется, в основном на психодиагностике. Фрейд апатично ковыряет салат, на столе стоит начатая бутылка пива. Им можно, в отличие от нас...

 Шестнадцатый день допроса (Советы):

Когда убиваешь человека, Сергей Дмитрич, правильнее всего будет похоронить его по-особенному. Когда человек простой, случайно или намеренно, другого человечка загубил - он его прячет, и чаще всего, как вы и без меня прекрасно знаете - земле его предает...

 Кристо Ракшиев (дневники):

В 1919 году деревня Кривошеевка опустела. В день ухода в деревне, по словам Кривошеева, находилось пятьдесят четыре человека, ушло же сорок девять. Пятеро были детьми от трех до одиннадцати лет, их всех тихо передушили и тщательно, с любовью, захоронили на кривошеевском кладбище...

 Допрос, день четырнадцатый...

Взор у меня и сейчас востр, а по молодости - еще вострее был. Никола-то меня и ослепил, чтобы силу я нашел, в противоположности прятанную. Бродил я, не зрячий, по лесу, как кутенок слепой, - слух обострился, нюх собачьим стал, а потом, Сергей Дмитрич, видеть я стал взором внутренним...

 Шестнадцатый день допроса:

Тут вроде ничего особенного нет, что про смерть человечью узнать можно загодя, многие про это толкуют, да только есть во всем этом знак важный, о котором знать надобно...

 Кристо Ракшиев (дневники):

Или правду говорит Кривошеев, или... Суеверный я стал совсем. Аппетита нет никакого, но в столовой сидел с некоторой пользой. Вышло мне на этот раз за одним столом со следователем советским есть...

 Тринадцатый день допроса, 7 августа, понедельник...

Вообрази, к примеру, что мы тучи грозовые в нужных местах отводим, разразиться им не даем. Когда нас тринадцать или более, то тучи эти мы пренепременно все отведем, но когда нас меньше - можем и не сдюжить, не поспеть везде...

 Кристо Ракшиев (дневники)...

Я наслаждался ощущением собственного ничтожества. Я восторгался красотою и великолепием его мира, который не существовал для меня... Я парил над землей, переживая сумасшедший восторг озарения...

 Шестнадцатый день допроса, четверг...

А Кривошеев тот, надзиратель лагерный, про которого я сказывал, погиб в семидесятом году, в Нижнем Тагиле обитаючи. Изрубили топорами его собутыльники за слова какие-то неосторожные, и схоронили торопливо в ямах свальных, где мусор жгут городской...

 Кристо Ракшиев (дневники):

Сплю плохо, лекарства не помогают, часто кружится голова, силы на исходе. Меня беспокоят слуховые галлюцинации - наверное, я схожу с ума, ...

 Семнадцатый день допросов, 11 августа 1978 года, пятница:

Есть на земле этой людев сообщество - оно природе защиту делает. Сыщут они зверя какого нибудь редкого - да и в книги его записывают, в клетки садют специальные, охраняют то бишь всячески от полного его исчезновения...

 Кристо Ракшиев (рассказывает):

Когда полковник это сделал - я буквально на стуле подпрыгнул. Это было беспрецедентное, грубейшее нарушение инструкции допроса. В холле постоянно находились охранник и дежурный офицер, которые по команде следователя снимали с подследственного наручники, чтобы он попил воды, почесался, проводить его в туалет и тому подобное...

 Семнадцатый день допроса:

Если ты человек обычный будешь, но Силу обрести хочешь нечеловеческую, то удерж разный познать тебе надобно в мере необходимой, и если достойным будешь в этом - и Сила будет у тебя...

 Кристо Ракшиев (дневниковые записи)...

Полковник Государственной безопасности Советского Союза Сергей Дмитриевич - это все, что я о нем знаю. Я не знаю, почему здесь именно он, а не кто-нибудь другой... Я не знаю, почему он без устали ведет допрос день за днем, не зная отдыха, без выходных...

 Четырнадцатый день допроса:

Понравился он мне как то, глянулся, ну я ему и поведал многое. Хранители не противились, человечек этот слухал меня на полном сурьезе с год, не менее. Да только оказия в этом вышла вот какая... Заноровился он, как и мы, Магом Смертным сделаться, и все указы мои исполнял в великой точности, да только и погубила его ретивость эта...

 Двенадцатый день допроса, 6 августа 1978 года...

Самым занятным, Сергей Дмитрич, то будет, что Магом Силы Смертной чаще всего люди сами по себе становятся. Я этим не то имею в виду, что Магов этих рыщет по планете неисчислимые тысячи, нет, нас мало...

 Восемнадцатый день допроса...

С вами, такими учеными, да начитанными больно - ой как не просто разговор весть. Говорю я тебе, Сергей Дмитрич, многое, а сам чую - если б ты вовсе не понимал, о чем толкую я, то и ладно, да вот только ты на свой манер все разумеваешь...

 Кристо Ракшиев (рассказывает, диктофонная запись):

Тогда у меня не было таких мыслей. Я упорно держался мнения о том, что первую скрипку играет московский следователь. Мне казалось, что он один понимает всю суть происходящего, знает конечную цель, к которой ему нужно прийти, - и идет, идет своими неведомыми тропами...

 Двадцатый день допроса, понедельник, 14 августа 1978 года...

Оттого и не переубеждаю я тебя ни в чем: хранитель сказывал - говори, вот я и разговор с тобой веду. Помнишь, что говорил: имею пряник, дак это справедливость, а не имею - тоже справедливость выходит. Убил девку я - от миру не убыло, а сохранил бы жизнь ее - дак в мире тоже не прибавится...

 Двадцатый день допроса...

Всех тошнее, скажу я тебе, в царстве ином самоубийце выходит. Никакой это не грех, как говорят многие...

 Восемнадцатый день допроса:

Попомни вещь одну, Сергей Дмитрич, важную очень вещь. Так уж природой заповедано, что враждебность мира окружающего самому миру совершенно необходимой будет. Каждая жизнь, малая или большая, травинки или льва могучего, на борьбе построена за существование свое благополучное...

 Кристо Ракшиев (дневник)...

Мне так больно, будто я похоронил очень близкого для себя человека... Невозможность увидеть его лицо, услышать его голос рвет мне душу на части. Я просыпаюсь, обнимая подушку, мокрую от слез...

 Кристо Ракшиев (говорит)...

Мне больше нечего рассказать тебе, друг мой. Я закончил писать все это еще тогда, в том самом 1978 году, который перевернул всю мою жизнь... Когда я закончил, я понял - главное сделано...

 От автора

Автор убедительно просит откликнуться любого человека, кто владеет какой-нибудь информацией о деле Андрея Николаевича Кривошеева: будут с благодарностью приняты не только случайно или преднамеренно сохраненные официальные документы этого дела...

Copyright (c) RIN 2002 - * Обратная связь