English      Сделать стартовой Сделать закладку
Интересные материалы

Парапсихология:Заяц

Парапсихология:Кровь

Парапсихология: Оберег от врагов и притеснителей

Боевые искусства:Принципы взаимоотношений, соответствующие ИРБ "Русскому Стилю" Человек - существо социальное. Занимаясь ИРБ, ты познаешь самого себя, у тебя формируются определенные принципы взаимоотношений с окружающей средой.

Боевые искусства:Боло Юнг (Bolo Yeung / Sze Yang) Янг Це родился в семье местного бизнесмена и его жены в окрестностях Кантона в Китае. Еще молодым Боло изучал кунг фу под руководством многих мастеров, а также изучал акробатику и начал "качать железо". Он в конечном счете стал чемпионом Китая по поднятию тяжестей.

:· Наследие Предков
:· Пришельцы
:· Изучение Космоса
:· Авангард науки
:· Загадки и Мистификации
:· Феншуй
:· Тайны Планеты Земля
:· Антропология
:· Природа Планеты
:· Взгляд Вперёд
:· Литература
:· Рассказы посетителей
:· Организации и люди
:· Гостевая
Непознанное / Наследие Предков / Археологические открытия / Тайна священного колодца / 


Тайна священного колодца

Раскопки

Утвердившись в Мексике, испанцы старались не вспоминать об исчезнувшей цивилизации индейцев майя. Слишком много было жестоких и кровавых страниц в истории их покорения. И всё-таки наступило время, когда о них заговорили вновь. Сначала появились легенды. Они передавались из уст в уста, и каждый старался украсить их, добавляя свою долю вымысла. Но в 1836 году американский путешественник Джозеф Стефенс случайно обнаружил в Лондоне отчёт испанского офицера Антонио дель Рио, написанный в конце 16 века. И красивая легенда об индейцах предстала в новом свете. Дель Рио утверждал, что в джунглях Юкатана находился огромный индейский город. Джозеф Стефенс пригласил художника Фредерико Каузервуда, и они отправились туда, чтобы установить истину. Путешественники продвигались по дорогам Юкатана, но не видели ни пирамид, ни дворцов, ни храмов. Только тропические леса и болота. Казалось, что в этом неласковом краю не могла существовать никакая цивилизация. Наверное, будь на месте Стефенса кто-нибудь другой, на этом бы и кончилось. Но он не прекращал поисков, пока не встретил индейцев, знавших о развалинах города в джунглях. Эти развалины оказались древними храмами. Их стены были так густо оплетены тропическими растениями, что можно было пройти рядом и ничего не заметить. Когда путешественники проникли внутрь одного из храмов, они были поражены удивительным искусством древних жителей Мексики.

Каузервуд тщательно зарисовал всё, что увидил на стенах святилища, а Стефенс детально всё описал.Окрылённые, они продолжали поиски и нашли древний город Чичен-Ицу. Узнали, что по-индейски "чи" значит "устье", "чен"-"колодец". Следовательно, Чичен-Ица- "устье колодца". Где этот колодец, который дал название целому городу? Снова поиски. И снова удача. В книге, которую написали Стефенс и Каузервуд говорилось: "Этот колодец был самый большой и самый таинственный из всех встреченных нами на Юкатане: он был мёртв, словно в нём поселился дух вечного молчания". Их книга подтвердила существование цивилизации майя, но не открыла тайну Священного колодца. Десятки путешественников устремились на Юкатан за её разгадкой. Учёные этнографы стали рыться в церковных архивах в надежде найти какие-нибудь свидетельства очевидцев времён конкисты. В 1864 году они обнаружили книгу Диего де Ланды "Сообщение о делах в Юкатане". Её автор был тамошним епископом, когда испанцы покоряли индейцев майя. Это он приказал сжечь их бесценные книги "Судьба майя", оставив потомкам собственный труд. Ланда рассказал о том, как майя обрабатывают поля, какой у них был государственный строй, какие обычаи. "Так, у них был обычай прежде и ещё совсем недавно бросать в колодец живых людей в жертву богам во время засухи. Они считали, что жертвы не умирали, хотя их больше никто не видел.

Бросали в колодец также многие другие вещи из дорогих камней и предметы, которые они считали ценными. И если в эту страну попадало золото, большую часть его должен был получить колодец из-за благоговения, которое испытывали к нему индейцы". Слово "золото" взволновало предприимчивых дельцов и кладоискателей. А пальму первенства среди тех, кто мечтал обогатиться за счёт древних майя, следует отдать американцу Эдварду Томпсону. Узнав из книги Диего де Лонды, что золото погребено в Священном колодце, вознамерился добыть его. Чтобы облегчить своё путешествие на Юкатан, Томпсон решил поступить на дипломатическую службу, предложив госдепартаменту свои услуги в качестве консула там. Его чиновники были удивлены:"Почему этот молодой человек рвётся туда? Ведь американских граждан на Юкатане нет." Томпсон получил дипломатический паспорт, который, по его мнению, должен был оградить от случайностей и неприятностей при поисках клада. Вместо дипломатических справочников и инструкций по консульским делам он взял с собой несколько книг бывалых кладоискателей, планы Чичен-Ицы и, конечно же, записки де Ланды и Стефенса. Шёл 1885 год, когда Эдвард Томпсон прибыл на пароходе в столицу Юкатана Мериду. Власти радушно встретили нового консула и очень удивились, когда в первые же дни после приезда тот отправился в Чичен-Ицу. Мулы остановились у каменного дома асьенды, на пороге которого появился хмурый управляющий. -Хозяина нет,-предупредил он,- но, если вы хотите остановиться здесь, могу предложить вам комнату. Это вам будет стоить...-тут управляющий замялся, боясь продешевить, но понимая, что едва ли скоро сыщется второй чудак, захотевший остановиться здесь.

Томпсон прервал его муки, заявив, что цена не играет роли, и велел отнести вещи. Ему не терпелось поскорее совершить прогулку к пирамиде. Он надел высокие сапоги, прицепил на пояс пистолет, а через плечо перекинул ремень винтовки и отправился на разведку местности. Тропинка поднималась в гору среди огромных камней и таких же огромных деревьев. Взгляд Томпсона случайно задержался на белом камне, поверхность которого была явно обтёсана. И тут его осенило: да ведь камни, мимо которых он шагал, это остатки колонн, стоявших прежде у храмов, а заросшая кустарником площадка не что иное, как терраса, выровненная руками человека. Эдвард поднял голову и замер. Он увидел каменную громаду, уходившую в небо, на вершине которой стоял храм с потемневшими от времени и поросшими мхом стенами. Но вот от дороги, когда-то пролегавшей от пирамиды к Священному колодцу, не осталось и следа. Кругом был переплетенный лианами густой тропический лес. Впрочем, это не имело значения, поскольку Томпсон знал, что длина этой дороги равнялась всего тремстам метрам и она шла от пирамиды строго на север. Он определил по солнцу стороны света и стал пробиваться по лесу. И наконец увидел то, что искал- легендарный и загадочный Священный колодец. В диаметре он был метров шестьдесят. По самому его краю стеной стоял лес. И лишь с одной стороны к зеленоватой поверхности вели широкие ступени.

Уже неделю Томпсон жил на асьенде и каждый день с утра уходил к развалинам Чисен-Ицы, открывал все новые и новые храмы, седел на краю колодца. И день ото дня у него росла уверенность , что в нем глубоко под водой скрыты богатства древних жителей столицы майя. Но он не мог ничего предпринять, поскольку вся эта местность была собственностью хозяина асьенды сеньора Ортегаса, жившего в Мериде. Наконец, извещенный управляющим о приезде американца, появился владелец древнего города. Их знакомство завершилось тем, что Томпсон купил асьенду и стал владельцем Священного колодца! После столь удачной сделки, сославшись на недомогание от здешней жары, он поспешил обратно в Штаты. Попросил в госдепартаменте отпуск и засел за руководства по водолазносу делу. Изучив их, Эдвард сам сконструировал специальную землечерпалку, которую можно было установить на краю Священного колодца. Когда все было готово, кладоискатель предстал перед членами американского антикварного общества и сотрудниками музея Пибори Гарвардского университета. Он положил перед ними проект будущих работ и рассказал о купленной им асьенде, рядом с которой в лесу лежали развалины древней столицы майя Чичен-Ицы. Ученые мужи задумались. Конечно, проект был рискованный. Но чем черт не шутит. Может, и правда в колодце лежат сокровища майя. Этот молодой человек уверен в успехе. И Томпсон получил чек на просимую сумму. Окрыленный, он возвращался на Юкатан: в трюме парохода была землечерпалка, в ящиках лежало водолазное снаряжение. Снемалыми трудностями Томрсон добрался со своим грузом до асьенды, нанял крестьян- индейцев прорубить дорогу к Священному колодцу. Ещё несколько дней ушло на то, чтобы по частям перетащить туда землечерпалку и собрать её. Наконец наступил долгожданный момент.

Американец вместе с управляющим асьендой Маурильо стали раскручивать ручки лебёдки. Всё ближе и ближе к воде опускался ковш со стальными зубьями. Ещё минута и он погрузится в зеленоватую гладь колодца. Индейцы, собравшиеся вокруг, закрыли глаза : им казалось, что сейчас произойдёт чудо. Может быть, ковш вылетит обратно из воды. А может, ковш вообще никто никогда больше не увидит- его уничтожит бог Юм-Чак. Но ничено не случилось. Просто верёвка вдруг провисла, когда ковш уткнулся в дно колодца. Эдвард изо всей силы надег на ручку лебедки. Он чувствовал тяжесть ковша и не сомневался, что в нем золото. Последний поворот ручки, и опутанный тиной ковш медленно выплыл из воды. Вот он уже над берегом. Открылась его стальнаая пасть, и содержимое вывалилось на землю. Томпсон бросился к горе грязи, которая растекалась по площадке, и как безумней стал хватать нё руками. Только грязь. Хоть какой-нибудь осколок сосуда или камешек. Увы, ничего. Ковш вытряхнул на землю новую партию грязи. И опять Эдвард лихорадочно разгребал и мял её руками. Результат прежний. Солнце клонилось к закату, замолкли в лесу птицы. Но американец не отпускал индейцев, заставляя поочередно крутить ручку лебедки. Снова и снова нырял ковш в Священный колодец. Тогда Томпсон приказал индейцам отпилить несколько чурбаков, соответствующих размеру и весу среднего человека. Затем начал кидать их в колодец, чтобы определить место, где могли находиться останки людей. Стрела крана остановилась в намеченном месте, ковш падал в воду и опять вытаскивал грязь. Это повторялось день за днём, но Томпсон не хотел признать своего поражения. С утра до вечера индейцы крутили ручку лебёдки, а он стоял под навесом из пальмовых листьев и отрешёно смотрел, как росла на площадке куча ила. Наконец его упорство принесло плоды.

Когда ковш в очередной раз показался из воды, Эдвард вдруг увидел на поверхности коричневой грязи в нём два желтовато- белых комочка. Как только он опустился, американец бросился и выхватил эти комочки. Внимательно осмотрел их. Ясно, что они были изготовлены человеком, но зачем. Томпсон разломил один из них и лизнул. Никакого вкуса. Тогда он подошёл к костру, возле которого сидели индейцы, и подержал комочки над углями. Воздух моментально наполнился удивительным ароматом. И тут Эдвард вспомнил старинную легенду о том, что в древности майя сжигали священнсю смолу и с её ароматным дымом возносили молитвы всемогущему богу. Значит, эти комочки- шарики священной смолы, которые бросали в колодец вместе с другими приношениями Юм-Чаку. После этого открытия ковш почти каждый раз поднимал всё новые и новые свидетельства того, что Томпсон был на верном пути. Первой ценной находкой оказалась символическая фигурка, вырезанная из нефрита. Потом, наконец-то, появилась и первая золотая вещь- диск , на котором был выбит какой- то рисунок. Несколько дней продолжалось торжество кладоискателя: землечерпалка вытаскивала всё новые богатства из Священного колодца. Индейцы молча встречали каждую находку сумасшедшего американца. Но когда стальные зубья ковша принесли скелет человека, их объял страх:"Это- жертва Юм-Чаку. Мы отняли её у бога. Он покарает всех нас за это".Деньгами и угрозами Томпсону всё же удалось заставить их продолжить работу. Правда, ковш поднимал лишь всё новые кости, черепа, скелеты. Но он был уверен в том, что там, под водой на самом дне колодца, ещё лежит немало драгоценных вещей из золота и нефрита. Просто ковш не может зацепить их. Американец послал телеграмму в морской порт Кампече, где у него была договорённость с двумя греческими ловцами губок. У них чуткие пальцы, они смогут нащупать золото в иле. В тот день к Священному колодцу притащили водолазнее снаряжение.

Получив аванс, греки-водолазы были готовы приступить к работе. Но Эдвард Томпсон решил опуститься первым. Натянув с их помощью водолазный костюм, он подошёл к ступеням у края колодца, где управляющий Маурильо и остальные индейцы торжественно пожали ему руку, будучи сверены, что обратно он не вернётся. Передвигаться на дне ему пришлось на ощупь, поскольку даже подводный фонарь был не в силах пробить вечную темноту. Из-за этого водолазу грозила серьёзная опасность. Но не от бога Юм-Чака. Каждую минуту на голову могли упасть брёвна и камни, которых было немало в колодце. Следом за ним спустились водолазы греки. Их чуткие пальцы действительно быстро нашли в расщелинах колодца золотые статуэтки, диски, ножи из обсидиана с золотыми ручками в форме змей. Вскоре мешки водолазов оказались доверху наполнены драгоценными находками. Когда сундуки были набиты золотыми украшениями, фигурками из нефрита, редким древним оружием, Эдвард Томпсон, не мешкая, погрузил их на пароход и отплыл в Штаты.

Добытые сокровища он передал музею Пибори Гарвардского университета, получив за них солидную сумму. В 1910 году в Мексике произошла революция. Новое правительство потребовало у Томпсона вернуть хотя бы часть сокровищ, потому что это национальное богатство. Американец ответил отказом, заявив, что, если бы он не извлёк их, то они лежали похороненными на дне колодца ещё тысячу лет. Тогда от него потребовали уплатить компенсацию в пятьсот тысяч долларов. Опять отказ. Мексиканское правительство конфисковало его асьенду и имущество, оставшееся в Чичен-Ице. Однако все сокровища из Священного колодца майя- национальная гордость Мексики- остались в американском музее Пибори. После возвращения в Штаты, Томпсон опубликовал свой дневник , в котором подробно описал , как ему удалось вырвать у Священного колодца сокровища майя, и утверждал , что сделал величайшее археологическое открытеи. Он буквально захлёбывался от восторга, рассказывая о поднятых грудах золотых бус, браслетов, ожерелий, керамических чашах с орнаментами, щитах с барельефными рисунками, статуэтках, шкатулках, зеркалах. После его находок могло создаться впечатление, что археологам и историкам больше нечего делать в Священном колодце. Однако мексиканские учёные пришли к другому выводу. Во-первых, колодец не был вырыт руками человека.

Майя не строили подобных сооружений , а брали воду из естественных источников. Колодец скорее всего имел карстовое происхождение. Когда-то на его месте была карстовая пещера. Потом её свод провалился , и образовался водоём диаметром в 60 метров. Произошло это примерно две тысячи лет назад . Значит, на дне должен скопиться очень толстый слой ила, который Томпсон просто не мог вычерпать с помощью ручной лебёдки. Во-вторых , путём сложных расчётов историки пришли к выводу, что обряд жертвоприношений у Священного колодца начался около 450 года нашей эры и практиковался почти тысячу лет. Следовательно Томпсон сумел поднять никак не больше десятой части сокровищ майя, скопившихся в колодце. Заключение , подписанное рядом видных мексиканских учёных, гласило: есть все основания организовать экспелицию для повторного обследования Священного колодца на современном техническом уровне. Бесценные сокровища майя, которые наверняка есть там, должны попасть в национальные музеи. Иначе до них доберутся алчные кладоискатели. В 1954 году в Чичен-Ицу отправилась первая научная экспедиция, организованная Мексиканским национальным институтом антропологии и истории. Её возглавил большой энтузиаст изучения доколумбовой эпохи Эмилио Портес Хил. По его заказу были изготовлены специальные водолазные костюмы, в которых на дно колодца собирались спускаться и учёные. Однако по прибытии на место они столкнулись с неожиданным препятствием.

От древних майя дошла легенда о том, что Священный колодец охраняют от злоумышленников верховные боги Юкатана. Если кто-то замышляет посягнуть на его сокровища, они превращают воду в человеческую кровь, вид которой не в силах выдержать ни один смертный. Действительно, когда члены экспедиции подошли к колодцу, он оказался заполнен водой кроваво- красного цвета. Конечно, это не испугало учёных. Но вот работать в колодце было практически невозможно. Несмотря на сильные электрические фонари, водолазы не видели даже собственных рук. Пытаться на ощупь искать в иле бесценные древности значило уподобиться "грабилелю" Томпсону, которого совершенно не интересовала топография находок, столь важная для археологов. Сам же красный цвет воды был вызван вполне прозаической причиной- безвредными микроскопическими водорослями. Когда начинали сгнивать опавшие с деревьев листья, водоросли бурно размножались. Достаточно было добавить в воду специальных химикат, убивающий их , и она приобрела нормальный цвет. Правда, всё это выяснилось позднее. По заданию института мексиканские инженеры сконструировали пневматическое устройство для откаски воды и ила, названное "эрлифтом". В 1961 году его по частям доставили в Чичен-Ицу, смонтировали на большом плоту и для испытаний спустили в колодец.

На дно опустили широкий прорезиненный рукав, и Эмилио Портис Хил торжественно включил насос эрлифта. Втягиваемый им ил стал поступать по рукаву наверх и падать в мелкоячеистое сито, возле которого дежурили археологи. Каждый поднятый предмет заносился в реестр и сразу же получал научное описание. За несколько недель экспедиция добыла из колодца около 4000 различных старинных предметов: золотые нагрудные украшения, серьги, гребни, бусы, медные пуговицы, кольца, небольшие фигурки божков, оружие.Случались и курьёзы. Однажды в сито упали несколько кукол, слеланных из каучука. По заключению экспертов, это были самые древние изделия из каучука на земле. Но вот как они попали в Священный колодец,осталось загадкой. Казалось бы, всё шло хорошо, но руководитель экспедиции Хил приказал прекратить работы разобрать эрлифт. Он заявил, что при подъёме сильный насос повреждает хрупкие предметы, особенно глиняные, которые представляют большую ценность как археологические документы. Потребовалось шесть лет сотрудничества с инженерами, чтобы усовершенствовать эрлифт и подготовить третью экспедицию к развалинам древней столицы майя. В начале 1968 года через джунгли Юкатана двинулся огромный караван: тракторы, автомашины и даже лошади везли части 25-тонного подъёмного крана с 60-метровой стрелой, 15-метровый понтон, мощные дизельные насосы, ящики с продовольствием и консервантами для сохранения находок. На сей раз учёные собирались в буквальном смысле до дна вычерпать Священный колодец, чтобы раскрыть все его тайны. Продвижение каравана шло хотя и медленно, но вполне успешно, если принять во внимание состояние грунтовых дорог. И лишь на подходе к Чичен-Ице произошла непредвиденная задержка. Внезапно поднялся шквальный ветер, небо заволокли тучи, хлынул сильнейший тропический ливень.

Пришлось срочно разбивать временный лагерь. Среди рабочих экспедиции были прямые потомки майя. Они рассказали огорченным учёным старинную легенду, которая объясняла внезапное ненастье.Когда на Юкатане появлялись враги, направлявшиеся к Чичен-Ице, бог Юм-Чак вылезал из Священного колодца и обрушивал на землю ужасные ливни. Причём время года не играло роли. А чтобы напугать пришельцев и показать, что именно он препятствует их продвижению, Юм-Чак разбрасывал на дорогах мёртвых змей. Такое объяснение перемены погоды выглядело впечатляюще. Иначе с чего бы посреди сухого сезона вдруг разверзлись хляби небесные? Да и на дорогах по всей округе действительно валялось много мёртвых змей. На самом деле Юм-Чак был здесь ни при чём. Просто участники экспедиции забыли одну мелочь- изучить прогноз погоды. Между тем именно в это время ожидался очередной тайфун с Атлантики. Что же касается змей, то они просто утонули в дождевых потоках, которые вынесли их на ставшие руслами дороги. И тут учёным пришла на ум любопытная гипотеза. А что если жрецы майя знали секреты метеорологических прогнозов? Может быть, они угадывали приближение тайфунов и устраивали свои пышные церемонии с жертвоприношениями как раз накануне начала ливней? Чтобы не терять время, часть археологов с рюкзаками за плечами ушли пешком в Чичен-Ицу, где начали раскопки возле Священного колодца. И там их ждала первая неожиданность.

У края площадки перед карстовым провалом они обнаружили тщательно замаскированную нишу-кладовую, где лежали нефритовые идолы, каменные змеи, глиняные божки и большие каменные изваяния Юм-Чака. Скорее всего это был НЗ для непредвиденных случаев во время церемоний. А через несколько дней, когда ненастье кончилось и дороги подсохли, к колодцу прибыло подъёмное оборудование. После того, как мощные насосы понизили уровень воды в нем на пять метров, а химикаты осветили её, туда спустился понтон с эрлифтом. Чтобы уберечь находки от повреждения во время откачки ила по длинному рукаву, сито установили прямо на понтоне, Кроме того на дне колодца постоянно дежурили водолазы,следившие за всасывающим соплом. Именно им принадлежит заслуга важного открытия : глубоко в придонном слое ила они отыскали большие базальтовые изваяния ягуаров, которые считались у майя доверенными слугами Юм-Чака. Конечно же, никакой даже самый мощный насос не доставил бы эти тяжеленные глыбы на поверхность. Вслед за ягуарами были подняты головы каменных змей. Причём, когда со скульптур удалили покрывающую их корку, археологи с изумлением увидели, что, пролежав в иле много веков, они тем не менее сохранили свою яркую раскраску. Между тем эрлифт подавал в сито то, что почти тысячу лет майя бросали в Священный колодец. Конечно , там были всевозможные изделия из золота, причём куда в большем количестве, чем смог добыть Томпсон.

Но археологов больше интересовали обыденные вещи, которые давали представление о жизни древней Чичен-Ицы: броши из морских кораллов, домашние божки из ценных пород дерева, позолоченные детские сандалии, куски материи, расшитые золотыми нитками, ваза с десятком хорошо сохранившихся рисунков. Было извлечено также более трехсот человеческих скелетов: вызвавших настоящую сенсацию: среди них лишь два-три были женские. Один скелет явно принадлежал старику. Все остальные оказались детскими. Так была опровергнута легенда о невестах Юм-Чака, самых красивых семнадцатилетних девушках. Больше того, путём скрупулёзного анализа расположения различных предметов в многометровом слое ила археолони сумели уточнить ход церемонии жертвоприношения. Оказалось, что жрецы сначала бросали в священный колодец драгоценности, художественные изделия, изображения богов. Если дождь всё же не начинался , приходила очередь человеческих жертв. Причём их вовсе не сталкивали в колодец живыми. Жестокая традиция требовала предварительно умерщвлять жертвы обсидиановым ножом на краю площадки у колодца. Свежей детской кровью обмазывали каменных идолов, которые затем тоже летели в воду. Впрочем, осталось и немало загадок. Например , под плитами той же площадки обнаружили яму с пятьюдесятью детскими черепами. Для чего их там прятали, неизвестно. Как и то, почему жрецы топили головы каменных змей, а их тела закапывали. Так была дописана учёными история сокровищ майя, начало которой положила алчность кладоискателя Томпсона.




















Рейтинг : 5538     Комментарии к статье
Copyright (c) RIN 2002 - * Обратная связь