Сделать стартовойСделать закладку
Интересные материалы

Философия:Формы познания окружающего мира Ощущение есть приблизительно верное отражение действительности. Ощущение предполагает наличие ощущаемого, образ вещи не может быть без самой вещи, отражение без отражаемого. Ощущение есть первая форма чувственной ступени познания. Но чувственное познание развивается диалектически от простого к более сложному , не заканчивается на стадии ощущений.

Парапсихология:Грифон - мифический зверь Мифический зверь, в древности обитавший на Ближнем Востоке, чья сила равнялась силе сразу ста орлов

Боевые искусства:О движении ци Пусть он храбр и полон ци, невозможно чтобы он был одинаков со всех сторон. Прямое пресекает поперечное, поперечное пресекает прямое, первое ци (примечание: иероглиф `ци**также является и счётным словом, в этом случае он имеет смысл `раз**, именно так его и надо понимать в этом месте) разрушает второе, второе разрушает третье, и вот он уже пытается уйти подальше, стремясь оторваться от моего прилипания.

Непознанное:Персей Между созвездиями Кассиопеи и Возничего расположилась фигура героя Персея (лат. Perseus), характерная треугольником звёзд a, b и d.

Непознанное:Тайна большого Сфинкса Гигантская статуя загадочного зверя охраняет секрет эликсира бессмертия.

:· Что есть философия?
:· История философии
:· Философия и наука
:· Теория познания
:· Феншуй
:· Философия религии
:· Философия истории
:· Политическая философия
:· Русская философия
:· Философы
:· Философия Америки
:· Афоризмы
:· Литература
:· Организации и люди
:· Гостевая
Философия / Русская философия / Русский фикционализм / 


Русский фикционализм

Ганс Файхингер


В 1911 г. в Германии вышел объемистый философский трактат под названием "Философия 'как-если-бы'". Его автор Ганс Файхингер (1852-1933) уже был известен в философских кругах Европы как кантовед, предпринявший титанический труд дать историко-философский, культурно-исторический и филологический комментарий к "Критике чистого разума", а также как организатор кантовского философского движения в Германии.

Вопреки опасениям самого автора и некоторым непривлекательным внешним обстоятельствам (огромный размер трактата, декларированная неоригинаяьность философских оснований новой концепции, отражавшая и понимание их эклектической сути), книга была воспринята с энтузиазмом и идеи "философии фикции", или фикционализма, как стали с этого времени именовать изложенное в ней учение, начали быстро распространяться в Германии, захватывая и нефилософские сферы. Вскоре оформилось весьма мощное и представительное движение, заявившее претензию на пересмотр оснований всей духовности, особенно науки, современного общества и перестройки ее фундамента на принципах "философии 'как-если-бы'". Следовательно, в учении обнаруживался значительный культур-философский потенциал. В этом движении участвовали многие выдающиеся представители немецкой науки и философии.

К сожалению, это весьма своеобразное явление духовной жизни Европы начала XX столетия оказалось вне поля зрения ее историков, как не получило осмысления влияние, оказанное фикционализмом на становление философских программ неопозитивизма, конвенционализма, феноменологии и иных школ современной философии.

Русская философская мысль этого времени также оказалась вовлеченной в сферу влияния фикционалистской философии.Данное явление не было отмечено в исследованиях по истории русской философии XX в. Между тем "русский фикционализм", насколько нам представляется, вполне может быть вычленен как определенная относительно самостоятельная тенденция, которую можно проследить с большей или меньшей явственностью в воззрениях и учениях довольно широкого круга русских мыслителей первых двух десятилетий текущего века. Возможно, в России не было непосредственных адептов файхингеровского фикционализма. Но то, что это учение было известно, книга читалась и обсуждалась; это зафиксировано в многочисленных свидетельствах современников.

Своеобразие фикционализма, во-первых, можно отметить уже на уровне установления генезиса. Следует выделить внутренние умственные предпосылки, свидетельствующие об укорененности фикпионалистских тенденций и мотивов в традиции и специфике русской философской культуры предыдущего времени. Во-вторых, оно выражается в факте своеобычного соединения (не говорим - синтеза) отечественных тенденций с рафинированным философским фикционализмом Файхингера, стимулировавшего развитие таких тенденций до развитых форм субъективно-идеалистической гносеологии у ряда русских философов (например, у И.И. Лапшина). Но даже в этом случае фикционализм не претендовал на выделение в самостоятельную философскую линию, равно как не была принята и программа всеобщего фикционалистского пересмотра оснований науки: фикционалистский элемент в культуре, познании, творчестве фиксировался как их необходимый сущностный момент на основе анализа и увязывался с другими онто-лого-гносеологическими условиями деятельности. И это можно считать третьей чертой русского фикционализма. Наконец, он структурно многообразен и поэтому не имеет для всех конкретных форм единого универсального объяснения.

Можно говорить о нескольких линиях проникновения фикционализма в философско-научный мир России. Сам его создатель - Файхингер рассматривал фикционализм как наиболее полное и совершенное в философском смысле выражение пессимизма как наиболее творчески продуктивного и жизненно-стимулирующего состояния человеческого духа. Таким образом, поворот европейской культуры к модернизму, в котором пессимистическое миропонимание занимало центральное место, затронувший и Россию, объясняет живость положительной реакции у нас на это философское течение: особенно в среде интеллектуальной и художественной элиты.



Незамеченным оказался факт распространения идей Файхингера среди теоретиков европейской социал-демократии. Ее увлечение фикционализмом было настолько сильным, что это вызвало опасения нового "перекоса" в философии марксизма. Много лет спустя эта опасность была документирована Ф. Фогараши в журнале "Вестник Коммунистической Академии" (1927). Но тот же источник свидетельствует о том, что в фикционализме некоторые видели положительный смысл, которому можно было бы придать марксистское истолкование. Значит, можно говорить о попытках построить "марксистский фикционализм".

Вперед>>>
Cтраницы :  1  2 

Рейтинг : 4098     Комментарии к статье
Copyright (c) RIN 2002- * Обратная связь