Сделать стартовойСделать закладку
Интересные материалы

Боевые искусства:Эпоха Токугава (часть I) Политическое объединение Японии в начале XVII в., достигнутое Токугава Иэясу который провозгласил себя сёгуном в 1603 г., закончило дело начатое двумя реформаторами - Ода Нобунага и Тоётоми Хидэёси.

Боевые искусства:СОБОР славянское воинское искусство "Собор" - символ, возникший на Руси еще до проникновения христианства во времена "обществ Перуна", объединявших воинов, и поименовавший собой древнерусское воинское искусство.

Парапсихология:Глобстеры Где-то в середине июля 1961 года на побережье Тасмании разразилась самая сильная буря среди всех, когда-либо регистрировавшихся в этих местах

Непознанное:Святые раны Клоретта Робинсон, чернокожая девочка из Окленда, Калифорния, получила кровавые отметины за несколько недель до Пасхи 1972 года, когда ей было 10 лет. Раны в первый раз появились на уроке Закона Божьего в школе; из ступней, груди и лба девочки пошла кровь.

:· Определение теософии
:· Е.П. Блаватская
:· Семь начал человека
:· Н.К. Рерих
:· Феншуй
:· Теософское движение
:· Карлос Кастанеда
:· Известные Теософы
:· Ошо
:· С. Гроф
:· "Призрак живых"
:· Эзотерика
:· Реоригинация
:· Эзотерика и теософия
:· Сокрытое в Коране
:· Психоделическая Индия
:· Символика смерти
:· Каббала
:· Нострадамус
:· Литература
:· Организации и люди
:· Гостевая
Теософия и эзотерика / Н.К. Рерих / Работы семьи Рерих / "ВРАТА В БУДУЩЕЕ" Н.К. Рерих (фрагмент) / ЛИХОЧАСЬЕ / 


ЛИХОЧАСЬЕ

Всем памятны знаменательные слова Ломоносова об отставлении Академии Наук от него.

'Ярость врагов с робостью друзей состязаются' - так отвечал Менделеев на вопросы - какой смысл в ярко несправедливом к нему отношении со стороны Петербургской Академии Наук! Нечто в том же роде заметил и Пирогов по поводу недоброжелательного отношения со стороны врачей.

В одной из неоконченных повестей Пушкин говорит: 'Перед чем же я робею'. 'Перед недоброжелательством', - отвечал русский. Это черта наших нравов. В народе она выражается насмешкой, а в высшем кругу невниманием и холодностью. Не могу не добавить несколько строк из пушкинского 'Путешествие в Эрзерум', которое кончается так: 'На столе нашел я русские журналы. Первая статья, мне попавшаяся, была разбор одного из моих сочинений. В ней всячески бранили меня и мои стихи... Таково было мне первое приветствие в любезном отечестве'. Так говорит Пушкин.

А вот как скорбно поминает Гоголь в своей переписке о несправедливом к Пушкину отношении: 'Не будьте похожи на тех святошей, которые желали бы разом уничтожить все, что ни есть в свете, видя во всем одно бесовское. Их удел - впадать в самые грубые ошибки. Нечто тому подобное случилось недавно в литературе. Некоторые стали печатно объявлять, что Пушкин был деист, а не христианин; точно, как будто они побывали в душе Пушкина; точно как будто бы Пушкин непременно обязан был в стихах своих говорить о высших догматах христианских, за которые и сам святитель Церкви принимается не иначе, как с великим страхом, приготовя себя к тому глубочайшею святостью своей жизни. По их понятиям, следовало бы все высшее в христианстве облекать в рифмы и сделать из того какие-то стихотворные игрушки'. 'Я не могу даже понять, как могло прийти в ум критику, печатно, в виду всех, взводить на Пушкина такое обвинение, и что сочинения его служат к развращению света, тогда как самой цензуре предписано, в случае, если бы смысл такого сочинения не был вполне ясен, толковать его в прямую и выгодную для автора сторону, а не в кривую и вредящую ему. Если это постановлено в закон цензуре, безмолвной и безгласной, но не имеющей даже возможности оговориться перед публикою, то во сколько раз больше должна это поставить себе в закон критика, которая может изъясняться и говориться в малейшем действии своем. Публично выставлять нехристианином человека и даже противником Христа! Разве это христианское дело? Да и кто же из вас Христианин? Этак я могу обвинить самого критика в нехристианстве'.

О себе Гоголь в авторской исповеди пишет: 'Все согласны в том, что еще ни одна книга не произвела столько разнообразных толков, как 'Выбранные места из переписки с друзьями'. И, что всего замечательней, чего не случилось, может быть, доселе еще ни в какой литературе - предметом толков II критик стала не книга, но автор. Подозрительно и недоверчиво разобрано было всякое слово, и всяк наперерыв спешил объявить источник, из которого оно произошло. Над живым телом еще живущего человека производилась та страшная анатомия, от которой бросает в холодный пот даже и того, кто одарен крепким сложением'.

Вперед>>>
Cтраницы :  1  2  3 

Рейтинг : 3595     Комментарии к статье

В тему:

Copyright (c) RIN 2002 - * Обратная связь