Сделать стартовойСделать закладку
Интересные материалы

Парапсихология:Еж

Философия:Чувственное и рациональное познание Познание распадается как бы на две половинки, а вернее части: чувственную и рациональную. Основные формы чувственного познания: ощущение , восприятие , представление

Боевые искусства:Техника

Философия:Операционализм Операционализм, операциональный эмпиризм, философская концепция операциональной перестройки языка науки. Операционализм возник в связи с важнейшими открытиями в физике в начале 20 в., поставившими вопросы о природе физических понятий...

:· Определение теософии
:· Е.П. Блаватская
:· Семь начал человека
:· Н.К. Рерих
:· Феншуй
:· Теософское движение
:· Карлос Кастанеда
:· Известные Теософы
:· Ошо
:· С. Гроф
:· "Призрак живых"
:· Эзотерика
:· Реоригинация
:· Эзотерика и теософия
:· Сокрытое в Коране
:· Психоделическая Индия
:· Символика смерти
:· Каббала
:· Нострадамус
:· Литература
:· Организации и люди
:· Гостевая
Теософия и эзотерика / Эзотерика / Протоколы колдуна Стоменова / Шестнадцатый день допроса, четверг... / 


Шестнадцатый день допроса, четверг...

Стоменов: - В 1941 году, когда война началась, попал один военный немцам в лапы со всем своим отрядом. Угодили они под бомбежку лютую, ну а опосля, кто в живых остался, всех в плен взяли. И пошли они по лагерям немецким странствовать: Майданек, Освенцим, Бухенвальд... Человечишко этот, которого Степаном кликали, до самого конца войны по лагерям этим скитался, но выжил, в трубу не попал, от голоду не помер, пулю свою не нашел. В сорок пятом, весной, сгребли многих - и его в том числе - да и повели колоннами на баржу старую. План у немцев таков был: загнать их всем скопом на судно это, трюмы задраить, вывести баржу по реке да там их всех и потопить разом... Немец уже другой тогда был, поверженный, равнодушный ко многому. Вот Степан и еще трое товарищей его этим-то и воспользовались. Шмыгнули они в яму бомбовую, когда колонна шла, и затаились - а никто и внимания на это не обратил. Свезло, значит. Ну они и бежать... В деревню какую-то забрели - а там нет никого, ни немца, ни жителя, совсем недавно ушли, еще пища на столах теплая. Ну, сотоварищи Степановы на еду и набросились с голодухи-то лагерной, а Степан чуть поел и говорит мол, будя, ребята, а то помереть можно от сытости неожиданной, желудок не сдюжит. Ребятки-то его не послушались и кушаньев вволю наели, да только прав Степан оказался - померли они все уже к ночи.

Схоронил их Степан, сил своих малых не пожалел, а тут и войско советское подоспело: хвать Степана - и в тыл с курьером, разбираться, значит, как он измудрился, вражина, в лагерях-то фашистских оказаться. НКВД его быстро в оборот взяло - содрали одежу, да и спрашивают: "А где у тебя, родимый, наколочка лагерная будет, а? В очередь на крематорий стоял? Стоял. А наколочки номерной не имеешь, хотя у всех других имеется она. Как это понимать прикажешь?" Степан говорит: - "Хоть режьте меня, хоть стреляйте без суда и следствиев, да только правду я говорю. Полк у меня такой то, часть такая-то, проверьте". Проверили - есть такое дела. Ну, ему отметочку в документ - и на фронт, шофером, мол, повоюй пока, а живым останешься - мы с тобой еще потолкуем. Сел Степан за баранку, да так до Берлина ее и крутил исправно. Поправился немного на кашах-то фронтовых. Пострелял даже малость, когда в засаду немецкую угодил. Из рук чьих-то мертвых автомат взял, да и отстреливался, четырех немцев положил. Автомат потом сдать пришлось, потому как не положено ему было. А как только война закончилась - его НКВД хвать, и по-новому допрос ведет: как, почему, кто в живых еще остался, кто помер из людей, ему известных, не завербован ли, ну и всякое такое еще...А еще спрашивают: а не приходилось ли ему делов иметь с неким Кривошеевым, который в лагере, ему известном доподлинно, надзор вел в учреждении особом, которое измывательствами всякими занималось над людом лагерным... А-а, навострил уши, Сергей Дмитрич, я вижу? Тогда дальше слухай.

Учреждение это славы особой не имело, потому как материалом людским пользовалось весьма скупо и в живых никого не оставляло. Дела их были для науки какой-то деянные: то человечка в ледяной воде держут, пока не помрет, то оперируют без всякого послабления, то ядами особыми травят. Выходило так, что Степан единственный свидетель был, который Кривошеева узнать мог, потому как жив остался и умертвлен не был, как все другие, в тех стенах побывавшие. А случилось ему Кривошеева этого при таких обстоятельствах видеть: когда под бомбежку Степан попал, засел ему под лопаткой осколок бомбовый. Да так неудачно, что наружу торчал, болел страшно, гнил...

Вперед>>>
Cтраницы :  1  2  3  4  5  6 

Рейтинг : 4012     Комментарии к статье

В тему:

Copyright (c) RIN 2002 - * Обратная связь