Сделать стартовойСделать закладку
Интересные материалы

Парапсихология:Аллановы яблоки

Парапсихология:Боярышник

Теософия и эзотерика:Санатана Дхарма Бессмертный индийский святой Бабаджи, в последний раз прилюдно материализовавший своё тело в 1970 г. в Гималаях и покинувший его там же в 1984 г., проповедовал санатана дхарму - "вечную религию",

Парапсихология:Яичная скорлупа

:· Что есть философия?
:· История философии
:· Философия и наука
:· Теория познания
:· Феншуй
:· Философия религии
:· Философия истории
:· Политическая философия
:· Русская философия
:· Философы
:· Философия Америки
:· Афоризмы
:· Литература
:· Организации и люди
:· Гостевая
Философия / Философия религии / Христианство / Христианство и философия / 


Христианство и философия

Последний период, который можно выделить как некое сюжетное целое, начинается в 70-е годы, когда в единый антипозитивистский поток сливаются самые разные культурные силы: символизм и импрессионизм, вагнерианство и ницшеанство, неокантианство и неотомизм . Религиозное сознание (сознание узкого, но влиятельного слоя интеллектуалов) на этот раз действует в унисон с философским движением. Первой на кризис позитивизма отреагировала католическая мысль: если обозначить хронологические рамки энцикликами, специально посвященными философии, то можно сказать, что от Aeterni Patris (1879) и вплоть до Fides et Ratio (1998) Ватикан пристально следит за развитием европейской философии и не упускает возможности оценить степень совместимости с католической доктриной того или иного заметное явление. Не менее примечательно движение "снизу" , - заметная к концу XIX века попытка интеллектуалов-неофитов внести свой вклад в обновление религиозного стиля мысли. Затем обнаружили себя мощные религиозные импульсы российского "серебряного века": сближение интеллигенции с православием (не только с доктриной, но и с церковью) начинается в 1901 и быстро перерастает рамки догматически сомнительного "нового религиозного сознания", превращаясь в один из основных элементов философского возрождения России. Наконец, публикацией работы Барта о Послании ап. Павла к римлянам (1918) можно датировать начало обновления и выхода протестантской мысли из тупика либеральной теологии и ее сближения (особенно в "диалектической теологии") с проблематикой и методами новейшей философии. Дальнейшие исторические приключения нашей темы суть - "современность" и потому выходят из рамок заявленной предметности.

Обобщая этот краткий очерк можно обнаружить примечательную независимость соотношения христианства и философии от общего культурного императива эпохи: Новое время требует тотальной секуляризации и рационализации культуры, тогда как отдельные ее ветви "инстинктивно" ориентируются не только на лозунг эпохи, но и на некий - более глубокий - призыв изначальной энтелехии культуры, в которой ее элементы соотносятся не так, как этого хотела бы идеология того или иного исторического периода. Философия и религия в рассмотренный нами период постоянно пытаются восстановить определенный баланс, несмотря на общие тенденции культурной среды. Философия раннего Ренессанса берет на себя работу богословия, которое не может в силу своей природы слишком поспешно реагировать на веяния времени. Религиозная мысль позднего Ренессанса открывает новые измерения сознания, выполняя тем самым работу философии, впавшей на тот момент в коллапс. На протяжении XVII - XVIII вв. сначала политика абсолютизма, а затем политика Просвещения (чаще всего - то и другое вместе) "выдавливали" религию из реального культурного пространства, но XVII век компенсирует отсутствие в культурном поле полноценного богословия глубокими философскими разработками, а в XVIII в. истинная философия, как и религия, вместе оказываются в практической оппозиции духу времени, что говорит о какой-то их субстанциальной общности. В XIX веке немецкий трансцендентализм становится едва ли не единственным оплотом христианской мысли, в конце же века обновляющееся христианское мышление оказывается значимым стимулом для философского возрождения. Это многообразие комбинаций говорит о наличии какой-то устойчивой схемы отношений философии и религии, которая проявляет себя даже тогда, когда она не осознается или намеренно искажается.

Можно ли взаимоопределить природу философии и религии, исходя из исторического опыта Нового времени? (То, что так или иначе попытки эти неизбежны, явствует из отмеченной в начале статьи потребности в пересмотре наследия Модерна.) Проблема (если не "порочный круг") заключается еще и в том, что искомое размежевание возможно на основе философских предпосылок или даже философской концепции, а они уже включают в себя какое-то предварительное понимание природы философии; к тому же вряд ли корректно будет при этом опираться на философию критикуемого Нового времени. Попробуем построить упражнение на заданную тему так, чтобы оно вовлекало минимум доктринальных предпосылок и сколь можно просто проясняло бы если не сущность, то хотя бы диспозицию философии и религии в общем пространстве человеческих и культурных способностей.

<<<НазадВперед>>>
Cтраницы :  1  2  3  4  5  6  7 

Рейтинг : 11817     Комментарии к статье
Copyright (c) RIN 2002- * Обратная связь