Сделать стартовойСделать закладку
Интересные материалы

Боевые искусства:Мотобу-рю

Теософия и эзотерика:Часть третья. Расставание с низким (фрагмент) Здесь я расскажу расскажу о том, как Таумлер учит находить Небо на Земле и познавать свое Горнее Имя - совместно с Обретением нового Имени Землей и Человечеством

Парапсихология:Свадебный сезон

Парапсихология:Скота болезни

Непознанное:Фотография мысли Бывший американский моряк, а затем коридорный на полставки в чикагском отеле "Хилгон", Сириоз казался наименее подходящим кандидатом для прибежища сверхъестественных сил.

:· Что есть философия?
:· История философии
:· Философия и наука
:· Теория познания
:· Феншуй
:· Философия религии
:· Философия истории
:· Политическая философия
:· Русская философия
:· Философы
:· Философия Америки
:· Афоризмы
:· Литература
:· Организации и люди
:· Гостевая
Философия / Философия истории / Историософский и критический подходы в философии истории / 


Историософский и критический подходы в философии истории



Проблемы критической философии истории

В самой общей форме вопрос о возможности критической философии истории особых затруднений не вызывает. Если полагать, что история является обычной научной дисциплиной, то естественно возможна философия истории как одна из ветвей философии науки. Хотя концепции и модели философии науки вырабатывались прежде всего в ходе философско-методологического анализа естественных наук и математики, нет каких-либо принципиальных соображений, которые ограничивали бы предмет философии науки только этими областями знания.

Нужно также отметить, что философская и методологическая проблематика не навязывалась гуманитарным наукам, в том числе и истории, извне, она возникает внутри этих наук в ходе их собственной эволюции. Первоначально при своем конституировании в конкретно-научные, академические дисциплины эти науки, как правило, дистанцировались от философии и социально-политической мысли, в лоне которых происходил их генезис. (9., 343) Они стремились изобразить свое былое родство с философией как нечто случайное и преходящее, подчеркивая свою приверженность новому образу знания, свободному от спекуляций и метафизики и опирающемуся на эмпирико-индуктивистскую методологию. Однако уже к концу ХIХ в. стало выясняться, что по мере развития этих наук внутри них самих - в их основаниях и методологическом арсенале - возникают философские проблемы. В политической экономии это нашло выражение, например, в известном "споре о методе" который вели в конце прошлого века сторонники немецкой исторической школы в экономике (Г.Шмоллер и др.) с представителями маржинализма (К.Менгер и др). Достаточно быстро методологические дилеммы возникли в психологии, что в начале ХХ века переросло в психологический кризис, имевший ясно выраженный философский характер. (10) Э.Дюркгейму, Г.Зиммелю, М.Веберу и многим другим социологам пришлось обратиться к методологическим и эпистемологическим проблемам, чтобы доказать обоснованность и объективность своих социологических концепций.

Не была исключением в этом ряду и история. Во второй половине ХIХ в., после первоначального стремления трактовать историю в соответствии с образом науки, сложившимся в естествознании, целый ряд историков и философов обратились к более глубокому осмыслению философско-методологической специфики исторического познания. Поскольку эта тематика подробно рассматривается в других разделах данной работы, здесь достаточно лишь указать на хорошо известные факты. Это, например, фундаментальные исследования В.Дильтея по методологии "наук о духе", в которых он доказывал в противовес позитивистской точке зрения принципиальное отличие объектов этих наук от объектов естествознания и вытекающую из этого специфику методов истории, связанную прежде всего с оппозицией "объяснение-понимание". Это также неокантианское учение о роли ценностей в историческом исследовании, их методологическое противопоставление "номотетических" и "идиографических" наук, обоснование концепции "исторического индивида" Г.Риккертом и, позднее, теория "идеальных типов" М.Вебера.

Даже этих общеизвестных примеров достаточно, чтобы отвести сомнения в возможности и необходимости критической философии истории. Вместе с тем полезно в принципиальном плане обсудить, какие именно формы рефлексии над историческим познанием могут считаться философскими и, таким образом, относиться не к обычным для всякой науки размышлениям ученых о методологических проблемах своей области знания, но к одной из областей философии науки - философии истории.

Существует несколько пониманий задач философии науки. Попытаемся сопоставить и оценить их применительно к обсуждаемой здесь критической философии истории.

Достаточно устойчивым, хотя и устаревшим, является представление о том, что философы науки должны формулировать общенаучную картину мира. Если отнести это представление к циклу социально-гуманитарных наук, то получается, что связанная с ними философия должна создать, опираясь на достигнутое историческое, социологическое, экономическое, антропологическое и т.п. знание, связную и непротиворечивую картину человека и общества в их историческом развитии. Против такого понимания задач философии истории можно привести ряд аргументов. Во-первых, такая синтетическая задача, даже если считать ее выполнение возможным, вряд ли заслуживает названия критической философии истории. Хотя ее отличает от спекулятивной историософии ориентация на достижения позитивных наук, она относится к последним некритически. Во-вторых, большинство современных философов науки полагают, что создание подобных картин мира - дело самих ученых или же популяризаторов науки. Нужно, в-третьих, иметь ввиду, что сами по себе конкретные науки не содержат в себе неких синтетических начал и не вырабатывают междисциплинарных языков, необходимых для такого предприятия. Поэтому попытки построения таких картин мира неизбежно склоняются к спекулятивным построениям, характерным для историософии.

<<<НазадВперед>>>
Cтраницы :  1  2  3  4  5  6  7 

Рейтинг : 12262     Комментарии к статье
Copyright (c) RIN 2002- * Обратная связь