Сделать стартовойСделать закладку
Интересные материалы

Парапсихология:Карточный расклад Одним из наиболее простых и распространённых карточных раскладов, возникших на основе традиции "Золотого Восхода", является "Кельтский Крест".

Парапсихология:Бабы каются - девки замуж собираются

Непознанное:Каждый пятый человек под дамокловым мечем Наши предки знали, что не каждое место поселения благоприятно для жилья. Места было много, и выбор был богатый. Поселенцы руководствовались интуицией или призывали монаха, который указывал, где строить церковь, где дом. Сейчас можно сказать, что ошибок в выборе места жилья тогда было мало.

Теософия и эзотерика:Кристо Ракшиев (говорит)... Мне больше нечего рассказать тебе, друг мой. Я закончил писать все это еще тогда, в том самом 1978 году, который перевернул всю мою жизнь... Когда я закончил, я понял - главное сделано

:· Что есть философия?
:· История философии
:· Философия и наука
:· Теория познания
:· Феншуй
:· Философия религии
:· Философия истории
:· Политическая философия
:· Русская философия
:· Философы
:· Философия Америки
:· Афоризмы
:· Литература
:· Организации и люди
:· Гостевая
Философия / Философия религии / Христианство / Антропологическая парадигма в русской религиозной философии / 


Антропологическая парадигма в русской религиозной философии

Также к традиционной линии следует отнести 'человекоучение' А.И. Галича, которого принято считать родоначальником антропологической традиции в русской философии. Опираясь на идеи Шеллинга о единстве мира, тождестве субъекта и объекта, Галич пишет фундаментальный труд 'Картина человека', провозглашающий важность 'человекоучения': 'Человек имеет свое место в обширной природе, принадлежит ей, продолжает вместе с нею проходить земное свое поприще, вовлечен в общий порядок ее движений, удерживая, однако же, за собой бытие самостоятельное, особенное'. Это позволяет Галичу не только выделить человекоучение как особую науку, но и говорить о примате человекоучения, поскольку 'из всех предметов, подлежащих познанию человека, сам он был и остается для себя важнейшим'. По мнению Галича, человекоучение создает предпосылки познания 'абсолютного начала жизни', побуждает философию к 'основательнейшим исследованиям природы человеческой и ее значения в мире', оно необходимо для построения политики, этики, педагогики, тесно связано с искусствами, без него не может быть даже богословия, потому что 'без познания нужд и тайн сердца человеческого законоучитель бессилен в практике'. Галич видит человека существом цельным, в котором как в 'средоточии известного нам творения', 'вылилась идея последнего вполне, вылилась самым вместительным, самым удачным образом; силы и стихии природы не только в нем повторяются, но и связаны в целое стройное, уютное'. В соответствии с идеями Просвещения Галич полагает, что человек 'может вполне раскрывать или совершенствовать свое собственное бытие сообразно со вложенною в него идеей, не иначе, как относя к себе самому, не иначе, как прилагая к своему сердцу все свои познания в Природе, в Истории, в Художествах и Политике'.

Вторую линию условно можно назвать славянофильской или русской религиозной философией, которая, усвоив и переработав идеи западной философии, создала собственную оригинальную русскую философскую традицию. Рассмотрению антропологических идей, возникших в этой традиции и посвящено настоящее Пособие.

В статье, посвященной русской философии, А.Ф. Лосев следующим образом сформулировал общие особенности русской философской мысли: во-первых, мистическое познание сущего, во-вторых, связь с действительной жизнью и, в-третьих, преимущественно литературно-художественное изложение. Исходя из этого, в русской религиозной философии можно выявить ряд идей, носящих парадигмальный характер для русской мысли в целом.

Первым русским религиозным философом был Г.С. Сковорода. Жизнь и философия Сковороды посвящены осмыслению полноты бытия человека. Философские построения Сковороды стремятся выразить мистически увиденную тайну бытия человека, открыть для конкретного человека путь к овладению смыслом его собственной жизни В философии Сковороды можно найти все те интуиции и темы, которые позже становятся стержнем русской философии, определяют круг ее тем и направление ее развития. На этом пути славянофилы открыли новое направление. Они 'искали в истории, в обществе и в культуре ту же духовную целостность, которую находили в душе', - писал Н.А. Бердяев.

ХIX век остро поставил проблему человеческой свободы, все философские доктрины так или иначе ее касались. Решение этой проблемы русской философией оригинально и органично, оно существенно отличается от западного, ибо 'Запад частное, личное начало ставил на место начала соборного, вселенского'. Конечно, русские философы по-разному понимали свободу, но все они стремились к тому, чтобы свобода была 'как в хоре' (К. Аксакова). Для русской философии проблема свободы это не рациональная проблема свободы и необходимости и не экзистенциальная проблема свободы и ответственности, а особенная, можно сказать, проблема антропологическая, вопрос свободы и спасения. Русской мысли всегда была близка идея о том, что спастись в одиночку нельзя, но в то же время, спасение есть личное дело каждого, хотя и достижимое только при участии всех. Наиболее выпукло эта мысль выражена Н. Федоровым, который полагал нравственным долгом 'всех воскресить'.

В философии А.С. Хомякова, наиболее полно выразившего идеи славянофильства, впервые ясно сформулирована проблема свободы именно как философская проблема. Для ее решения в рамках русской традиции Хомяков вводит в философию понятия соборности и богочеловечества, он стремится построить философскую систему, охватывающую целостное отношение конкретного человеческого духа к живому миру.

Учения Г.С. Сковороды и А.С. Хомякова наметили в русской религиозной философии две линии, каждая из которых по-своему раскрывает особенность антропологической направленности русской философии. Эти две линии можно прочертить следующим образом: от Сковороды к Вл. Соловьеву - стремление рационализировать, выразить в слове и понятиях мистически увиденную тайну бытия, и от Хомякова к Н.А. Бердяеву - понимание этой тайны бытия как свободы человека. Таким образом, возникает идея 'начал и концов' в русской религиозной философии, хотя, конечно, нельзя сказать, что учения В.С. Соловьева и Н.А. Бердяева представляют собой завершение развития русской философии. Обе эти линии можно продолжить и увидеть их дальнейшее развитие в философских построениях С.Н. Булгакова, К.Н. Леонтьева, Л. Шестова, П.А. Флоренского и других русских философов. Но именно философия всеединства Вл. Соловьева наиболее полно выразила поставленную Г. Сковородой проблему метафизической сущности человека, что определило первую линию в 'началах и концах', и именно философия Н.А. Бердяева осмыслила проблему свободы, поставленную А.С. Хомяковым, как проблему сущности человека и показала пути ее реализации в становлении личности, что характеризует вторую линию 'начал - концов'. Таким образом, представляется оправданным выделение двух линий развития русской религиозной философии, которые реализуют антропологическую парадигму русской философии.

Можно выделить ряд основных характеристик этой парадигмы.
Во-первых, русская философия берет знание как цельное знание, как знание, вырастающее из личного опыта познающего и обогащенное его переживаниями, знание как пере- и про-живание бытия, а не как отвлеченную мысль. Русской философии свойственно 'требование познания не только умом, но также чувством, волей, верой' (8. С.80), стремление к постижению конкретности и органичности бытия. В отличие от западной философии, которая, начиная с теории двух истин в средневековой философии и заканчивая И. Кантом, ограничившим сферу деятельности разума в пользу веры, разделяла веру и разум, 'русские философы видят в вере основание всей философии, в ней синтезируются и примиряются отдельные элементы знания, в том числе и чисто рациональные' (7. С.225). Для русской философии 'полное понимание - это воссозидание, т.е. обращение разумеваемого в факт нашей собственной жизни' (Там же). Через 'факт нашей собственной жизни' преломляются в русской философии все теоретические проблемы познания, и русское сознание всегда ставило себе цель найти не отвлеченную абстрактную истину, а понять истину как содержание подлинной жизни.

Во-вторых, не только познание истины, но сама жизнь для русского сознания является философской проблемой. Для русского сознания евангельский вопрос 'Что делать?' оказывается вопросом 'Как жить, чтобы осмыслить и через то утвердить свою жизнь?'. Для русского человека характерно желание утвердить истину своей собственной жизни - достаточно вспомнить героев Достоевского, Л. Толстого, Тургенева, Чернышевского, всех тех, кто стремился преобразовать российскую действительность от декабристов до большевиков, для всех них Истина была равна Правде жизни. Не отвлеченность, но конкретность истины и человеческого существования, не дедукция общих положений, а 'конверсия единичного суждения, кафолически "истолкованного', если воспользоваться словами В.Ф. Эрна, - вот задача русского философского сознания.

<<<НазадВперед>>>
Cтраницы :  1  2  3 

Рейтинг : 11967     Комментарии к статье
Copyright (c) RIN 2002- * Обратная связь