Сделать стартовойСделать закладку
Интересные материалы

Парапсихология:Гадание с Кольцом

Философия:Христианство

Теософия и эзотерика:Четвертое начало. Ментальное тело Четвертое, интеллектуальное, начало человека, проводником которого служит "ментальное тело", принадлежит к тем низшим составным началам человека, которые разрушаются после каждого воплощения

Теософия и эзотерика:Глава III. Позвоночный столб Соединяя два мира (небо наверху и сферу тьмы внизу), позвоночный столб представляет собой цепь из тридцати трех частей, защищающих собой спинной мозг

Парапсихология:Пророчествующие воды

:· Что есть философия?
:· История философии
:· Философия и наука
:· Теория познания
:· Феншуй
:· Философия религии
:· Философия истории
:· Политическая философия
:· Русская философия
:· Философы
:· Философия Америки
:· Афоризмы
:· Литература
:· Организации и люди
:· Гостевая
Философия / Русская философия / Е.В.Спекторский-философ и культуролог / 


Е.В.Спекторский-философ и культуролог



Много интересного и продуктивного внес Е.В.Спекторский в теорию культуры; он предвосхитил некоторые структуралистские находки, оставаясь в то же время глубоко христианским мыслителем. Подборка разделов из его труда "Христианство и культура", помещенная ниже, в достаточной мере подтверждают эту характеристику. Недаром В.В.Зеньковский в своей статье о философе писал: "Изящно и в то же время глубоко, с превосходным знанием существа дела в различных видах культуры и с прекрасным учетом всей исторической реальности ведет Е.В. свой анализ - и сила, и правда, и несравненная высота христианства выступает у него с чрезвычайной ясностью".


Спекторский не разделял ставшего популярным, с легкой руки Шпенглера, противопоставления культуры и цивилизации. Последняя, с точки зрения русского теоретика, представляет собой только частный вид культуры, точнее, социальную культуру. Воздействие человека на природу порождает то, что выходит за пределы естественного. Культура обнаруживается как искусство, как то, что отсутствует в природе. Она свойственна только человеку, является сверхприродной по своему существу и поэтому недаром говорят о чудесах техники. Среди волновавших Е.В.Спекторского тем - сокровенные основы русской культуры. Отмечая, что она может быть осмыслена лишь как непрерывное делание, он подчеркивал, что ее развитие проникнуто глубоким драматизмом и даже трагизмом, когда цели и средства исторического процесса не совпадали, а добро не всегда побеждало зло.



В истории отечественной культуры им выделялись три основных фазы: святая Русь, великая Россия и свободная Россия. Христианство с конца X века вошло в существо русской жизни. "В русском сознании, - полагал Спекторский, - очень глубоко укоренился первохристианский идеал святости, который на Западе был заменен сначала этикой рыцарской чести, а потом буржуазной честностью, изрядно расшатанною принципиальным аморализмом нового времени" . Петр I выдвинул новую формулу - "великой России", в которой церковность была оттеснена государственностью. В провозглашенной великодержавности на Западе усмотрели призыв к захвату, увидели в ней "русскую опасность". Истинный смысл всех этих обвинений, напоминает Е.В.Спекторский, был хорошо раскрыт И.С.Аксаковым, который писал: "Если поднимается свист и гам по поводу властолюбия и завоевательной похоти России, знайте, что какая-либо западноевропейская держава готовит бессовестный захват чьей-либо чужой земли".



Русская культура получила всечеловеческий размах и мировое признание. Но ей не доставало еще, полагал философ, включение широкой общественности, того, что можно назвать раскрепощением России. Еще Пушкин мечтал о приобщении неугнетенного народа к "свободе просвещенной". Преобразовательное освободительное движение, несмотря на всякого рода сбои и отступления, согласно Спекторскому, набирало силу вплоть до 1917 года, когда эта творческая эволюция была насильственно прервана.


Действительно, Октябрьская революция кардинально изменила ситуацию, отбросив на чужбину тех, кто не принял нового общества. И перед русскими эмигрантами встала труднейшая задача не только сохранить веру отцов, но и ее оправдать. Спекторский ставит вопрос о миссионерском предназначении эмиграции, которая должна состоять в приобщении к православию и даже просто к христианству новых поколений русских людей. С юмором констатирует он издержки антирелигиозного воспитания у нас на родине. Когда в Любляне какой-то делегации советской молодежи показывали в церкви недостроенный иконостас и объясняли, что здесь будут иконы, они с понимающим видом подтвердили: "А, портреты богов".



Одна из последних работ Е.В.Спекторского "Эпохи русской культуры", опубликованная уже посмертно, содержит завет старого, умудренного жизнью человека, который при всех невзгодах жизненного пути всегда оставался русским патриотом: "На нас устремлены внимательные, редко дружелюбные, по большей части недоверчивые, а то и совсем враждебные взоры иноплеменников. И это обязывает. Мы никому не можем помешать ненавидеть нас. Но от нас зависит, чтобы нас не презирали. А для этого мы должны с полным сознанием и достоинством памятовать золотые слова Суворова: "Помилуй Бог, мы русские". Смысл этих слов - не космополитизм, не чужебесие, и не бахвальство, а как выразился Толстой в "Севастопольских рассказах": "чувство, редко проявляющееся, стыдливое в русском, но лежащее в глубине души каждого", а именно, любовь к родине. Это чувство подсказывает нам, что прав был Пушкин, когда отождествлял Россию с непоколебимостью. В надежде славы и добра вперед глядел он без боязни"

<<<Назад
Cтраницы :  1  2  3 

Рейтинг : 6119     Комментарии к статье
Copyright (c) RIN 2002- * Обратная связь