Сделать стартовойСделать закладку
Интересные материалы

Парапсихология:На пятницину зарю

Боевые искусства:Период затишья Воинское искусство, бывшее нормальной составной частью жизни славян, получило свой расцвет на Руси при Ярославе Мудром, однако упоминания о школах теряются после татаро-монгольского нашествия. "Собор" - символ, возникший на Руси еще до проникновения христианства во времена "обществ Перуна", объединявших воинов, и поименовавший собой древнерусское воинское искусство - был сохранен в Hовгороде, где функционировала школа воинских искусств, о мощи которой свидетельствуют как "Великая дидактика" Яна Амоса Каменского (XVIв.), так и орденские летописи.

Парапсихология:Если лицо перекосило

Боевые искусства:Мой дух-моя крепость Наш страх - пища для огромной армии паразитов: от хама-продавца до хама из коридоров власти. А между ними - обкуренные подростки, хулиганы, бандиты, милиционеры, уличные девки, врачи с грязными инструментами, мелкая чиновная тварь, бомжи и дура из соседней сберкассы - нет числа мрази, которая кормится нашим страхом.

Непознанное:Тарахюмара - "Пивные люди" Изолированное от всего мира в недоступных горах на северо-западе Мексики племя тарахюмара каждый год празднует Святую неделю. Люди совершают религиозные ритуалы, а заодно вволю пьют тесгино - пиво из маиса.

:· Боевые искусства Востока
:· Боевые искусства славян
:· Боевые искусства Европы и Америки
:· Феншуй
:· Искусство самообороны
:· Путь Воина
:· Боевые искусства сегодня
:· Великие мастера
:· Лучшие актеры боевиков
:· Фотогалерея
:· Организации и люди
:· Гостевая
Боевые искусства / Великие мастера / КИТАЙ / Знаменитейшие личности тунбэйцюань (кулак сквозной подготовки) / 


Знаменитейшие личности тунбэйцюань (кулак сквозной подготовки)

Цао Яньхай


Цао Яньхай (1903 - 1938) из деревни Луцзяюань уезда Цан провинции Хэбэй. Этот человек имел большое тело, осиную талию, длинные руки и крепкие ноги. Смолоду обожал ушу, в 15 лет наперекор домашним ушел из дому и отправился к горе Куньлунь изучать боевое мастерство. По дороге просил милостыню и по прошествии месяца с небольшим добрался до Великого ущелья в Шаньси, где один старик уговорил его вернуться. Превосходя окружающих умом, он занялся самообразованием и достиг успехов, в 18 лет он мог разъяснять и декламировать древние тексты, взяв в обе руки кисти мог писать хорошие иероглифы древнего уставного письма и красивые иероглифы мелкого уставного письма. До сих пор жители этой деревни сохраняют написанные им в молодости письма.
В 19 лет научился кулачному искусству у монаха Лянькуо, в 1928 году пошел в студенты Центрального нанкинсного института гошу. Там он увидел господина Го Чаншэна (прозванного Го Яньцзы), его истинное мастерство, необычайное тело, высочайшее удэ, а вдобавок они еще и оказались земляками - предельно преклоняясь Цао решил попроситься в ученики к Го и перенять его мастерство. Го Чаншэн, с одного взгляда распознававший истину, увидел, что Цао - действительно редкий талант, и так как разница в возрасте была небольшой, то Го согласился взять Цао в ученики и передать ему искусство, и два человека стали называть друг друга "старший брат" и "младший брат".
"Корни глубокие - листва пышная, ствол прочный - ветки цветущие". Го Чаншэн полностью передал технику Цао Яньхаю, за короткий срок обучив любимого младшего брата непосредственно преемствованны пигуа и владению катана. Цао Яньхай поднял якоря и отплыл в море искусства, собирал жемчуг и накапливал сокровища, постигая истинную суть мастерства. Го Чаншэн, воспитывая и тренируя Цао Яньхая, не только составлял ему компанию на тренировках, но и наносил удары по заказу, добровольно беря на себя роль спарринг-партнера. Во время схваток на помосте братья старались не уступить друг другу, а вне помоста их связывала неразрывная братская дружба. Гунфу Цао Яньхая развивалось стремительными темпами. Тренируя "гун" (тренировка в ушу делится на тренировку "тао", т.е. комплексов, и тренировку "гун", т.е. всяческих вспомогательных качеств) в землю врывали 12 колышков из древесины унаби, и Цао Яньхай, используя "цзибу гоуцзы" ("резкий шаг и удар ногой-крюком") на одном дыхании наносил по ним удары. С 20 лет он уже носил прозвище "Цаошанфэй" ("Летающий над травой") - надо думать, за свою скорость.
16 октября 1929 года губернатор провинции Чжэцзян Чжан Цзинцзян (крупный банкир, фактический глава чжэцзянской клики) построил в Ханьчжоу помост и организовал Чжэцзянский съезд самодеятельного гошу. В нем приняли участие коменды нескольких провинций и четырех городов, всего свыше 300 человек. В действительности это было первое собрание храбрецов страны. Цао Яньхай принял участие в этих поединках. Помост был построен в городе, на площади Цзюфаньцыцяньсюэгун. На помосте был нарисован белый круг диаметром 3 чжана (9м), обозначая место состязаний. Состязания проводились по двум разделам - показательные выступления и лэйтай, для состязаний была взята система отборочных соревнований, порядок выхода на помост определялся по жребию, за падение с помоста засчитывалось поражение, в трех схватках нужно было одержать две победы. Председателем судейской коллегии был Ли Цзинлинь.
Поединок Лю Гаошэна с Цао Яньхаем привлек наибольшее внимание. Лю Гаошэну, который был родом из Сянъяна что в Хубэе, было тогда 55 лет, он был начальником охраны шанхайского универмага "Sincere" фирмы "Вингон". Перед этим он устроил представление в Шанхае, поместив руку в клетку и неся ее над головой. В английском сеттльменте его заметил начальник детективов Цянь Гуанвэнь, и спросил: "Что с рукой?" "Я обладаю гунфу и боюсь поранить людей", - последовал ответ. "Какое гунфу?" "Железная ладонь". Цянь тут же приказал найти старый кирпич, чтобы испытать силу ладони Лю. Лю хлопком ладони раздробил кирпич на мелкие кусочки. После этого Лю прославился как один из шанхайских "трех Лю" (Лю Гаошэн, Лю Байчуань и Лю Сяобяньр). Перед прибытием в Ханьчжоу он "пешком сходил в Сиань, боевым искусством укрепляя дружбу". По дороге преодолевал трудности, казнил главарей и сметал армии. На обратном пути во время показательных выступлений в Центральном нанкинском институте гошу наносил удары молотком в пах, руками рвал толстый ствол бамбука на дощечки для письма. Все зрители охнули. Лю получил прозвище "Бронзовоголовый и железнорукий, потрясший всех к югу от Янцзы". Перед Ханьчжоускими состязаниями он был настолько уверен, что победа уже у него в кармане, что привез с собой два пустых сундука для пяти тысяч даянов (китайских долларов) наличными за победу. Его ученики устроили ему проводы на Северном вокзале Шанхая, хлопушки взрывались повсюду. Сойдя с поезда в Ханьчжоу Лю Гаошэн тут же спросил: "Кто прибыл на состязания из Центрального института гошу - преподаватели или студенты?" "Студенты", - последовал ответ. Лю пробурчал: "Какая сила может быть в ударе студента?" Многие участники не решились выйти на помост против этого жестокого военачальника. Цао Яньхай тоже чуть было не смалодушничал, но Го Чаншэн сказал ему: "Можно разбить любой стиль, только скорость неразбиваема", имея в виду реализацию собственных преимуществ и достижение победы с помощью скорости. Еще он сказал: "Ты представь, что пинаешь деревянное колесо, и бей его ногами", - и подбодрил, - "лучше пусть он тебя забьет, чем ты заранее умрешь от испуга".
22 октября, состязания в третьей группе, первый бой - как раз Цао Яньхай против Лю Гаошэна, уже давно ожидаемый публикой. В начале поединка Цао хотел победить с помощью "цзибу гоуцзы" (один из методов действий ногами из "24-форменного тунбэя"). Однако удар не опрокинул Лю Гаошэна, а Цао напротив почуствовал, как нога онемела до поясницы - результат примененной Лю "наработки жесткости". Цао отступил на два шага, Лю последовал за ним, и стало ясно, что Лю очень плохо перемещается. Через десять секунд Цао увидел, что у Лю ци поднялась вверх, сил тоже недостаточно. Цао нанес правой ногой толчковый удар в грудь Лю, но Лю устоял и обеими руками обхватил правую ногу Цао. Тогда Цао сгибом правой руки зажал шею Лю, захваченную правую пропихнул между ног Лю, и стоя на одной ноге сопротивлялся напору Лю. Затем Лю стал теснить вперед, Цао отпрыгнул назад на левой ноге, внезапно хлестнул ею, делая подбив, крутанул поясницей - и опрокинул Лю на землю (проще говоря, применил бросок, известный в самбо как "ножницы"). Лю не сдался, и сказал: "Это - бросок". Но Цао уже почувствовал внутреннюю пустоту Лю и ответил: "Учитель Лю, мы можем провести еще один поединок". Зрители вокруг помоста захлопали в ладоши, скандируя: "Цао Яньхай - молодец!", "Цао Яньхай - молодец!" Во время повторного поединка как только лю полнял ладонь вперед-вверх, то увидел только как Цао повернулся вокруг своей оси. Зрители даже не заметили, каким приемом Цао ударил Лю (был использован поперечный удар предплечьем; так как прием скоростной, то обычно он не виден), как тот отлетел больше чем на чжан и упал на спину лицом в небо. Поднявшись, Лю дважды сплюнул кровь и сказал: "Я не думал потерпеть поражение от молокососа". Цао спросил: "Учитель Лю, так вы проиграли этот бой или нет?" Лю признал, что проиграл. Военный оркестр сыграл туш.
На следующее утро "Современная ежедневная газета" поместила статью под заголовком "Цао Яньхай ключем отпер железные ворота Лю, там не оказалось ничего".
До конца состязаний никто так и не смог победить Цао. За чистотой его мастерства, четкостью движений, живостью тела и скоростью перемещений не мог поспеть ни один человек. Цао Яньхай получил награду в 550 даянов. От Китайской спортивной ассоциации ему был вручен серебрянный щит с надписью.
Вскоре состоялись лэйтай в Шанхае. В этот раз Цао Яньхай вновь поразил всех своим телом и руками, преодолевал трудности и свергал авторитеты, силой равнялся толпе храбрецов; на этих лэйтай он занял первое место. Помимо денежной премии он получил пять призов. Это были врученная тогдашним мэром Шанхая Чжан Цюнем серебрянная пагода-статуэтка, врученный Хуан Циньчжуном серебрянный щит, серебрянный щит врученный Ду Юэшэном (известный шанхайский гангстер, большой любитель боевых искусств), серебрянный щит, надписанный и врученный Чжан Цзяминем.
После того, как Цао Яньхай стал чемпионом шанхайских лэйтай, стала полностью ясной глубина овладения им боевым искусством; к нему стали благоволить дуцзюни (военные губернаторы провинций) всех мастей и губернаторы провинций, конкурируя друг с другом за честь пригласить его инструктором гошу. Цао Яньхай стал инструктором у губернатора провинции Чжэцзян Чжан Цзинцзяна, кроме того он стал адъютантом его свиты. В 1937 году он из Ханьчжоу переехал в Лушань в провинции Цзянси, и стал инстуктором первого класса по гошу для офицеров полка сухопутных войск. Осенью 1938 года в результате болезни он покинул мир в Лушань, провинция Цзянси.

<<<НазадВперед>>>
Cтраницы :  1  2  3  4  5  6 

Рейтинг : 7175     Комментарии к статье
Copyright (c) RIN 2002 -    * Обратная связь