Сделать стартовойСделать закладку
Интересные материалы

Философия:Формы познания окружающего мира Ощущение есть приблизительно верное отражение действительности. Ощущение предполагает наличие ощущаемого, образ вещи не может быть без самой вещи, отражение без отражаемого. Ощущение есть первая форма чувственной ступени познания. Но чувственное познание развивается диалектически от простого к более сложному , не заканчивается на стадии ощущений.

Боевые искусства:Ниндзямания в Японии С конца прошлого века в Осаке существовало частное издательство "Татикава бунко". Оно специализировалось на дешевой развлекательной литературе - рассказах о похождениях самураев, знаменитых монахов, разбойников и т.д.

Боевые искусства:Ситихо-дэ Чтобы свободно перемещаться по вражеской территории, вступая при этом в контакт с большим количеством людей и не вызывая подозрения у властей, ниндзя должен был найти подходящее обличье-маскировку. До наших дней дошло несколько списков канонических "легенд" "воинов ночи".

Боевые искусства:Техника Хорса Эта беседа посвящена рассмотрению базовых ключей, лежащих в основе техники Хорса, являющихся очень эффективными приемами как для нападения на противника, так и для защиты от его нападений. Для проведения этой техники нужно тренировками развивать силу мышц - сгибателей пальцев, управителей сгиба и разгиба предплечья, разгиба и сгиба голени, и мышц приводящих движение бедра. Также очень важно для самостраховки от удушающих приемов тренировать мышцы шеи.

Боевые искусства:Чанцзяцюань (кулак семьи Чан) Лю Имин, Гао Сыли, Чан Шаньлинь, Чан Ляньдэн, Чан Циюань, Чай Жугуй, Чан Найжоу и другие мастера чанцзяцюань.

:· Что есть философия?
:· История философии
:· Философия и наука
:· Теория познания
:· Феншуй
:· Философия религии
:· Философия истории
:· Политическая философия
:· Русская философия
:· Философы
:· Философия Америки
:· Афоризмы
:· Литература
:· Организации и люди
:· Гостевая
Философия / Русская философия / Леонард Эйлер как философ / 


Леонард Эйлер как философ



Эйлеру не свойственны односторонность эмпиризма и рационализма. Он не согласен с тем, что понятия могут быть своеобразными 'отпечатками' в тонкой материи мозга. Если бы это было так, то как бы мы могли забывать и вспоминать, спрашивает он. Понятия - это результат обобщения чувственных данных. 'Познания наши не ограничены чувственными понятиями, - пишет он, - сии самые понятия приведенные, через отделение рождают в нас общие понятия, которые заключают в себе великое множество других неделимых понятий, и коликое множество понятий сооружаем о качествах и случайностях вещей, которым ничего не соответствует, чтобы было телесно, как, например, понятие о добродетели, премудрости и проч.' Эйлер называет три источника истин: это физическая достоверность, постигаемая нами через чувства, логическая достоверность - через рассуждения и моральная - через исторические факты, поэтому и истины можно условно разделить на чувственные, мысленные и исторические (основанные на мнении других людей). В процессе познания мы не можем постигнуть сущности отдельных вещей во всей ее тонкости. Познание конкретного всегда не завершено и может быть продолжено до выяснения новых и новых подробностей. Это обстоятельство вызвало к жизни 'секты, кои утверждают, что нет ни единой вещи, которой бы сущность нам была известна'. Он полагает, что отчасти они правы, ибо обозначают реальную существенную проблему невозможности абсолютного познания.

С характерным для представителя естественных наук сциентизмом, Эйлер критически относится к гносеологическим возможностям метафизики, пренебрежительно называя ее 'пустым умствованием'. Сами ее понятия, по его мнению, служат лишь для того, чтобы запугать ясные и четкие положения, а также создать иллюзию собственной значимости. Он пишет: '...Весьма трудно и кажется поносно философу признаться в незнании своем о чем бы то ни было. Выгоднее защищать наивеличайшие нелепости, особливо когда кто имеет дар затмевать оные непонятными словами, коих никто разуметь не может'.

Опыт, наблюдение - вот, по его мнению, единственное, что может служить доказательством истинности или ложности того или иного утверждения.

Таким образом Эйлер вновь доходит до черты, где уже окончательно расходятся пути философии и науки. Сам он еще принадлежит эпохе 'синтетических' мыслителей, 'вынужденных' быть энциклопедистами, но его последователи и ученики должны были сделать выбор. Прав оказался Вольф - математика и физика пошли разными путями.

Петербургская Академия сыграла в жизни Эйлера огромную роль. И не только потому, что он отдал ей значительную часть своей жизни (с 1726 по 1740 гг. и с 1766 по 1783 гг.). В это же время в Петербурге созданы были уникальные условия для научной работы. В 1740 г. Эйлер принял приглашение прусского короля Фридриха II и до 1766 г. работал в Берлине.

Екатерина, приглашая Эйлера вернуться в Россию, понимала его уровень как ученого. Она писала канцлеру Воронцову: 'Я дала бы ему, когда он хочет, чин (зачеркнуто: коллежского советника), если бы не опасалась, что этот чин сравняет его со множеством людей, которые не стоят г. Эйлера. Поистине, его известность лучше чина для оказания ему должного уважения'.

<<<Назад
Cтраницы :  1  2  3  4 

Рейтинг : 7986     Комментарии к статье
Комментарий от Т.В.Артемьева для Леонард Эйлер как философ страница 4 от 2005-08-30
Дорогие коллеги, Статью про Эйлера написала я. Она висит на www.ideashistory.org.ru /books/artem1/euler.htm Неплохо бы ссылаться на источник. Успехов, Т.В.Артемьева
Copyright (c) RIN 2002- * Обратная связь