English      Сделать стартовой Сделать закладку
Интересные материалы

Парапсихология:Гадючий камень

Парапсихология:Коралл

Боевые искусства:Религиозные воззрения самураев (Часть VII) В основе конфуцианства лежал принцип патриархальности, который ставил сыновнюю почтительность превыше всего.

Боевые искусства:Музыка и ритмы Для капоэйры, в отличие от многих других боевых искусств музыка, а точнее ритм, задаваемый инструментами, имеет очень существенное значение.

Боевые искусства:Храм Айки в городе Ивама Чтобы в полной мере принять введение названия айкидо и понять некоторые основания для этого, включая изменения в мыслях основателя, мы должны обратить внимание на создание Храма Айки в городе Ивама префектуры Ибараки, к северо-востоку от Токио.

:· Наследие Предков
:· Пришельцы
:· Изучение Космоса
:· Авангард науки
:· Загадки и Мистификации
:· Феншуй
:· Тайны Планеты Земля
:· Антропология
:· Природа Планеты
:· Взгляд Вперёд
:· Литература
:· Рассказы посетителей
:· Организации и люди
:· Гостевая
Непознанное / Антропология / Какие мы / Экзотические племена / Нмади - "Дьявольские собаки" / 


Нмади - "Дьявольские собаки"

Нмади

Совсем недавно человечество узнало о племени нмади, обособленно живущей этнической группе, затерявшейся в золотистых песках Мавритании, на краю пустыни Сахара.
Без сомнения, место, в котором живет племя, самое пугающее и загадочное в Сахаре. Здесь происходит бесконечный "спектакль": громадные песчаные дюны оранжевого цвета постоянно находятся в движении, меняя окружающий пейзаж. Пустыня, как в тисках, сжимается в этом крошечном оазисе - каменистом плато Тишит.

Вы можете взять энциклопедию. И ничего в ней не узнаете о нмади. Этот справочник поведает вам о другом - Исламская Республика Мавритания (Аль-Джумхурия аль-Исламия аль-Муритания), государство на северо-западе Африки 1030,7 тысяч квадратных километров. Население - 2,6 миллиона человек: мавры (около 70 процентов), волоф, тукулер, сонинке, зенага... Официальный язык - арабский. Государственная религия - ислам. Столица - Нуакшот. Глава государства -президент. Законодательный орган - двухпалатный парламент (Национальная ассамблея и Сенат) Территория Мавритании - каменистые и песчаные пустыни Западной Сахары, высота до 915 метров Климат тропическо-пустынный. Средняя температура января - 16-20 градусов по Цельсию, июля - 30-32 градуса... Рек с постоянным водотоком нет. Пустынная и полупустынная растительность...

О плато Тишит приходится рассказывать самим. Стоящие под порывами очень горячего ветра старые каменные дома напоминают спичечные коробки. На каменистом плато, называемом в тех местах гамада, то там, то здесь виднеются редкие "каркасы" высохших деревьев. Здесь же торчат из песка и камней колючие кустарники. Согласно легенде, именно в этих местах появились "дьявольские собаки", которым горные духи приказали следовать за Збеда и Дгаги. Это были два первых нмади, которые не хотели повиноваться духам и должны были умереть в пустыне от жажды и голода. Они легли ничком на песок, как подобает делать в пустыне людям, потерявшим дорогу, в ожидании смерти. Вот тут-то и появились "дьявольские собаки", символ смерти. Ниоткуда. Но именно они и вселили надежду в нмади. Люди подружились с собаками, которые с этого момента стали самым дорогим из того, чем владеют кочевники!

Впервые же мы повстречали этих кочевников в местечке под названием Улата. А до этого в городишке Нема его префект дал нам в попутчики, как он сам выразился, "двух специалистов по песку", выделив для путешествия и два джипа. Один из "специалистов", Абдулла, маленького роста сухопарый приветливый человек, знал Сахару как свои пять пальцев. Особенно хорошо он ориентировался в местах кочевки нмади.

В Улате мы показали рекомендательное письмо префекта Нема местному префекту Гади, который принял нас с достоинством, сразу предложив жареного барашка, чай, сладости, галеты. Но когда он узнал о цели нашего визита, то неподдельным образом изумился: "Вы что, на самом деле хотите видеть нмади? Зачем? Они ведь нецивилизованные, и их едва ли можно назвать мусульманами".

С местного языка слово "нмади" переводится как "охотник", что для мавританцев означает "дикарь". Дело в том, что очень много веков назад мавританские семьи, как здесь говорят, переселились из региона Нуадибу в другие районы только по одной причине: они не могли выдержать бесконечных ссор с племенем нмади, потому навсегда отделились от них, но злобу затаили. Правда, и сами предки нмади ушли из прежних мест проживания на восток К ним присоединилась часть других этнических групп. Так образовалась каста нмади, которая, выбрав почти не приспособленное для жизни плато Тишит, стала заниматься охотой. Они презираемы с тех пор другими, "более благородными" племенами и до сих пор сохраняют феодальный уклад. Примерно так говорят в Мавритании. Но как было все на самом деле и почему нмади пошли чуть ли не на верную гибель, обосновавшись на каменистом плато Тишит? Кажется, что исчерпывающего ответа на эти вопросы пока нет.

Префект Улаты продолжал рассказывать о загадочном племени. Тем временем вернулся Абдулла в сопровождении двух мужчин, одетых в темно-синие халаты без рукавов и с черными тюрбанами на головах. Гади не удостоил их даже взглядом. Оба незнакомые мужчины показались нам более скуластыми, чем другие мавританцы, цвет их лиц был очень темным. Из повествования префекта следовало, что правительство Мавритании хотело привить нмади оседлый образ жизни, обещало дать им дома и баранов, а вождю племени предлагало еще приличное денежное пособие. Но, увы...

Потом Гади сообщил нам, так и не повернувшись в сторону пришедших "Вот Ртига и Амил. Они поведут вас к нмади. Можете им доверять, они меня знают и боятся".

Через три дня мы добрались до поселения нмади, состоявшего всего из четырех громадных палаток, изнутри обтянутых покрывалом, сшитым из разноцветных лоскутов, а снаружи - из цельного куска ткани, которая надувалась парусом под порывами шквального ветра. Перед каждой палаткой - навес из ткани, циновки находятся прямо на песке. Нас встретили совершенно голые ребятишки. В стороне стояли женщины, задрапированные в темно-синюю материю.

Амия завел нас в одну из палаток, посадив на циновки, которые лежали прямо на оранжевом песке Сахары. Три женщины, находившиеся в палатке, не сводили с нас изучающих взглядов. Несмотря на царящий в таком жилище мрак, можно было заметить, что вся палатка держится на каркасе из сплетенных веток, который крепится к двум центральным деревянным столбам. Созерцание окружающей действительности прервала одна из женщин, которая молча поднялась с циновки и достала откуда-то металлический поднос на который поставила четыре чайные чашки. Затем, опустившись на колени, она разожгла огонь в жаровне. Так началась чайная церемония.

Зная о бедности нмади, мы запаслись кусковым сахаром и чаем, который и предложили женщине. Она взяла сахар и, расколов его весь на маленькие кусочки спрятала в сундук, не произнося при этом ни одного слова. Да. судя по всему, здесь в благодарностях не рассыпаются. И действительно, позже выяснилось: кто хочет, тот что-то дает хозяевам но они никогда ничего не попросят и не поблагодарят. Зато отдарился Амил: за подаренный ему кусок сахара он дал нам по очень твердой галете. Затем он тоже расколол рафинад на множество маленьких кусочков. Вода в чайнике к тому времени закипела. Амил напил в заварной чайник кипяток, наполнив его с трех раз. Подождал, когда чай заварится. Затем из заварного перелил чай в большой чайник с остатками кипятка, а уже из него разлил чай в три чашки из четырех, стоящих на подносе. Этот сложный ритуал длился около двадцати минут.

Чай оказался горячим, очень сладким и приятным на вкус, а выпивать его из чашки надо в три приема. Для нмади это больше чем традиция. Это символ, доказательство того, что гостеприимство здесь в почете. Как только с чаем было покончено, жизнь племени потекла по своему обычному руслу. Дети подошли ближе, чтобы лучше рассмотреть нас. Оживились и женщины. Они здесь удивительные: черноглазые с сияющими улыбками, с тонкими чертами лица. Одежда цвета индиго красиво оттеняет их лица и руки.

Женщины в племени свободны как в словах, так и в действиях, принимают решения наравне с мужчинами. Именно они являются хранительницами традиций нмади. Матриархата здесь, правда, нет, но равенство между полами налицо.

В каждой палатке живут сразу по несколько семей. Стоять во весь рост в хлипких жилищах невозможно из-за низкого потолка, поэтому здесь все или сидят, или лежат. Скудные пожитки семей хранятся в глубине палаток в специальных сундуках, сделанных из дерева. Сундук для семьи - главное богатство, если не считать украшений, которые носят женщины и девушки. А еще, конечно, их собаки, а также бараны, которых племя разводит.

Прошло немного времени, и уже никто не обращал на гостей никакого внимания. Мужчины собирались на охоту. Особого охотничьего снаряжения у нмади не существует. Охотники надевают халат без рукавов, водружают на голову чалму и наматывают светлую повязку со следами крови животного, убитого раньше. Эту повязку охотники никогда не стирают, опасаясь испугать зверя человеческим запахом. Единственное оружие у охотников - обыкновенная палка. Помощник - собака.

Дует сильный ветер, но по приказу одного из самых уважаемых мужчин племени по имени Налаги четверо охотников отправляются вместе с ним на промысел.

Идти по песку тяжело, он обжигает босые ноги. Солнце слепит глаза. Хочется пить, шарф, закрывающий рот, не является помехой для песка. Охотники быстро идут по горячему песку, не обращая никакого внимания на колючки, которые постоянно впиваются в подошвы босых ног и не оставляют следов крови. Ни малейшего шума, ни единого слова! Слышно лишь их дыхание да завывание усиливающегося ветра. Молчат даже собаки.

По истечении четырех часов изнурительного "марш-броска" собака, бегущая впереди, вдруг останавливается. Она что-то учуяла. Знаками Налаги посылает двух охотников и собаку на левый фланг, а еще одного, также с собакой, - на другой. Налаги с напарником Джемиром и еще одной собакой остаются на прежнем месте и смотрят, как их "коллеги" почти бегут, сгорбившись и держа палки горизонтально. Вдруг собаки с левого и правого флангов рванули вперед, прямо на куст с колючками. Охотники за ними. Через несколько минут все заканчивается.

Один из нмади с триумфом поднимает в верх добычу - тушканчика.

Небольшой отдых - и снова в путь. К концу дня оказалось, что этот тушканчик - единственный охотничий трофей.

Минули еще три дня охоты. Ее итогом стала лишь пойманная в первый день дичь. Но никто из охотников не расстроился. Возвращение домой - радостное событие. К приходу кормильцев-охотников чай уже готов. После чаепития мужчины стали рассказывать про свои приключения на охоте, гладя при этом своих верных друзей - собак.

На следующий день вождь племени нмади Зберна решил показать нам святое место. Только с четвертой попытки джип смог подняться по песчаной тропинке, ведущей к плоскогорью. Через несколько сотен метров показались низкие оранжевые дюны. "Место наших предков". - прошептал Зберна. Мы остановились. Было очень высокое солнце, которое раскаляло воздух, песок, принесенный ветром, "изрешечивал" лицо. Перед нами оказалась впадина, когда-то обитаемая. Здесь почва более темная, твердая и истрескавшаяся. Неожиданно Зберна остановился, наклонился к земле и что-то поднял. Мы увидели на его ладони кремень. Еще через несколько минут Зберна протянул нам три стрелы, три маленьких топорика - отполированные камни с режущими краями. Тысячи лет назад здесь жили люди.

А обширное плоскогорье, где сейчас обитают нмади, рядом. Оно простирается на восемьсот километров. В этом пустынном хаосе совершенно случайно для нас нашлись предметы эпохи неолита. Здесь же еще сохранились руины укрепленных когда-то деревень, могилы...

Настал наш последний вечер в племени нмади. Кто-то из нмади взял старый бидон и стал отбивать на нем ритмы. Многие мужчины принялись танцевать. Мы смотрели на них и думали: они практически ничего не знают о другой жизни! Мало что знают и о себе. Они создали свою особую этническую группу. Нмади пришли издалека, презираемые другими настолько, что их до сих пор не признают официально. Сейчас жизнь племени находится под угрозой. Сколько осталось нмади на сегодняшний день? Меньше сотни. Сегодня они еще поют и танцуют. Но солнце на горизонте - цвета крови.

Галина Острякова, Вячеслав Орлов.






Рейтинг : 3223     Комментарии к статье
Copyright (c) RIN 2002 - * Обратная связь